Life4me+-ի հիմնական խնդիրներից մեկն է կանխել ՄԻԱՎ վարակով և այլ սեռավարակներով, հեպատիտ C-ով և տուբերկուլոզով վարակման նոր դեպքերը:

Հավելվածը թույլ է տալիս անանուն կերպով կապ հաստատել բժիշկների և ՄԻԱՎ-ով ապրող մարդկանց միջև, հնարավորություն է տալիս կազմակերպել ժամանակին դեղերի ընդունումը, ինչպես նաև դրա մասին քողարկված հիշեցումներ ստանալ:

Վերադառնալ
29 օգոստոսի 2020, 09:05
863

Коллаж: "Нет менее опасных наркотиков", - Яна Колпакова

Коллаж: "Нет менее опасных наркотиков", - Яна Колпакова - նկարը 1

Детство и родной город у моря

Я родилась и выросла во Владивостоке. Город, известный своей близостью к Азии, и тем, что здесь заканчивается Транссибирская магистраль. Семья была обычная, не маргинальная, так сказать. Красивый «фасад», жили мы в достатке. Однако, и в таких, с виду благополучных семьях, как из рекламы майонеза, кроются свои страшные тайны.  

В детстве произошло событие, которое отразилось на всей моей дальнейшей жизни. В 7 лет меня изнасиловал дедушка по маминой линии. Его домогательства начались раньше, думаю, когда мне было около 5 лет. Но я тогда не могла понять, что со мной происходит – идентифицировать эти ощущения. Помню, я очень боялась сказать маме, но всё-таки мой испуг от увиденной крови и боли после акта насилия был сильнее. Я ей призналась, но этот случай так и остался «висеть в воздухе». Насильник не был наказан, более того я видела его на семейных праздниках. Я смотрела в его глаза и никак не могла понять, как можно делать вид, что ничего не произошло. Не ощутив должной защиты от матери, я еще сильнее обиделась на нее. Наши отношения и без того были натянуты. Я была третьим ребенком-сорванцом. Она всегда хотела меня переделать. Единственной опорой был мой отец, безусловно любящий меня и верящий в мою уникальность.

Смерь отца и наркотики

Папа покончил с собой, когда мне было 17 лет – опора ушла из-под ног, и я упала на самое дно. Если до этого я выпивала и только баловалась наркотиками, то после его смерти они стали моим единственным утешением. Я употребляла разные вещества и со всей ответственностью заявляю - НЕТ МЕНЕЕ ОПАСНЫХ НАРКОТИКОВ!

Сейчас часто в молодежной культуре фигурирует мефедрон. И вокруг этого наркотика есть некая иллюзия «безопасности». На самом деле, разрушительные последствия, в конечном итоге, настигают каждого. Постепенно «сносит крышу», появляются проблемы с психикой и с физическим здоровьем. Резко накрывают депрессивные состояния такой силы, что просто жить не хочется, кажется, что слышишь чьи-то голоса. Кстати, голоса приходят ко всем. Просто к кому-то раньше, а к кому-то позже. Это зависит от психики. Развивается бред преследования, паранойя, суицидальные мысли. Есть заблуждение, что этот наркотик не вызывает физического привыкания - это не так. Начинается лихорадка: повышается температура, невероятная слабость, всё ноет.  

ВИЧ и начало

Я быстро осознала, что у меня проблемы – пробовала завязать еще в 21. Но был срыв. Я стала употреблять внутривенно, отчаялась – моим единственным желанием было умереть. Я попала в больницу в тяжелом состоянии. Во время этого детокса врачи обратили внимание на мои увеличенные лимфоузлы и повышенную температуру, которая ничем не сбивалась. Поэтому рекомендовали провериться на ВИЧ.

После выписки я и пошла сдавать тест анонимно в платной клинике. Попросила прислать результаты на почту, потому что мне было очень страшно даже идти за ними самой. А их всё не было, вместо готовых анализов мне пришло письмо с просьбой явиться в больницу лично. Внутри все оборвалось. В больнице меня направили в СПИД-центр. Там тоже пришлось долго ждать результаты. И хоть я человек совершенно не религиозный, в тот момент я молилась на коленях о том, чтобы результат был отрицательным… Я даже в какой-то момент уверовала в то, что тест будет отрицательный… Но… «Не пронесло».

Страшило то, чего я всегда боялась, с самого детства: что я ненужная, неважная, что меня не будут любить просто так. А тут еще и с ВИЧ… точно никому не буду нужна..

Первым делом я сообщила о диагнозе своему парню. Он, мягко говоря, отреагировал не очень. Мы и так были в расставании из-за моего образа жизни, а этот факт его еще больше утвердил в том, что не стоит со мной восстанавливать отношения… Я пыталась покончить с собой дважды. Сначала был «золотой укол», но меня откачали. Потом попыталась уколоться уксусом – на моей руке есть большой шрам, как напоминание, кто я и откуда... Тогда я очень сильно разозлилась на себя и решила, что буду жить так счастливо и наполненно, как ни каждый здоровый может себе позволить, взяла ответственность за свою жизнь.Тогда и мир ко мне повернулся: близкие стали помогать, мой молодой человек вернулся, сейчас мы муж и жена, он до сих пор отрицательный.

Я поняла, что не хочу повторять сценарий моего отца и лишать ребенка матери. Нужно обладать большой силой духа, чтобы совершить харакири, но еще больше сил требуется для того, чтобы остаться, сложить свой вакидзаси, и начать жить заново, переступив свое нелицеприятное прошлое.

Когда я переживала совсем тяжелый период, о сыне заботилась моя старшая сестра. Тогда ему было 3 годика. Я восстанавливала доверие с родственниками, навещала сына каждые выходные, зарабатывала деньги, а главное много работала с собой, чтобы не быть токсичным родителем.

Я его забрала через полтора года своей ремиссии. Он сейчас уже взрослый, прекрасный, умный, спортивный ребенок. Очень изобретательный. По нему видно, что он счастлив и свободен. Он не помнит отчетливо тот период, помнит, что маме просто нужно было время, чтобы вылечиться.

Сын видит, что я помогаю деткам из детского дома и паллиативного отделения. Он знает, что ненужные игрушки можно отдать другому ребенку, у которого их нет. Я считаю, что детям нужно всё объяснять на доступном для них языке. Например, что делать, если кто-то предложит наркотики. Это же обычно не какой-то страшный дядя, а сверстники.

Меня в детстве учили не брать конфетки у незнакомых дяденек, хотя это и не уберегло меня от харассмент. А что делать, когда предлагают наркотики, не объясняли.

Отношения с мамой сейчас хорошие. Но это нелегкий и долгий путь. Мы переживали разные периоды: то я её ненавидела так, что желала смерти, то испытывала чувство вины. То она манипулировала мной, то просила прощение. Я поняла, что так дальше продолжаться не может. И благодаря консультациям психотерапевта, моему желанию и маминой готовности, наши отношения стали налаживаться. Она стала меня поддерживать, когда я её об этом просила. Я почувствовала, что она искренне старается. И если бы в её силах было изменить прошлое, она бы это сделала.

Открытие статуса, хейтеры, дискриминация

Конечно, это произошло не за один день. Я свой статус никогда особо не скрывала, но и не говорила открыто. Настал момент, когда я сказала мужу, что хочу говорить о ВИЧ, о наркотиках, потому что чувствую, что это важно. Мне много людей пишут с просьбами о помощи и поддержке, с  благодарностью, а это главный показатель, что всё это не зря.

Когда мне впервые написали комментарии из разряда: «скольких ты позаражала», «чтоб ты сдохла» и прочую гадость, я очень расстроилась. Мне было не понятно, откуда у людей столько ненависти, как вообще можно такое писать, и ведь видно, что это не тролли, а обычные люди, которые в обычной жизни видимо много в себе зажимают. А в интернете отыгрываются и тешут свою значимость за счет других. Сейчас на хейтеров реагирую в зависимости от настроения, если есть желание, могу что-то ответить в такой же борзой форме. Если нет, просто могу забанить. Про комментарии у меня есть правило - в первую очередь отвечать всем, кто пишет что-то хорошее, а на негатив потом и не остается ни желания ни времени.

Случаи дискриминации связаны с медиками. Один раз мне отказали в платной клинике сделать промывание горла. В другой раз, когда меня экстренно привезли на скорой с апоплексией яичника, врач начал говорить со мной на матах, называть меня наркоманкой и проституткой. Хотя я как ответственный человек, понимая, что нам ехать на операцию, сразу сообщила о статусе, муж был рядом, мы оплачивала платную палату. И однажды я выслушала тираду от медсестры, что «всех ВИЧ-положительных нужно стерилизовать». Ругаться я не стала. Мне жаль, что порой нас всех воспринимают одинаково. Есть случаи диссидентства, когда люди не лечатся и рожают детей, кормят их грудью, не дают профилактические таблетки – малыши либо рождаются со статусом, либо заражаются во младенчестве. Есть страшные случаи, когда кто-то кого-то намеренно заражает. Но это не значит, что мы все такие!

Когда мне говорят: «Ты кололась и сама виновата», - я не отрицаю. Я сама несу ответственность за свои поступки. Хотя давно не живу категориями, что кто-то должен быть виноват, и другим не советую так мыслить. Но тогда есть дети и взрослые, которые не виноваты. Да и наркоманы виноваты в чем? Наркомания – болезнь, включенная в МКБ. Большинство начинает употреблять в подростковом возрасте, не осознавая всей опасности. Наркоманию надо начинать лечить в семьях, а не озлобленно осуждать последствия, не задумываясь о причинах.

Яна, как считаете, ВИЧ повлиял на Ваше видение жизни?

Конечно, я больше не хочу тратить время на то, что не приносит мне счастья. Раньше у меня был бизнес, я жила в соответствие с навязанным обществом представлении о престиже. Я продала всё. Вернулась к творчеству – пишу книгу в силе young adult autofiction (литературное направление, ориентированное на подростков от 12 лет, - автобиография с элементами художественного вымысла).

ВИЧ заставил меня полюбить себя, полюбить близких, жизнь.

Если бы вы могли изменить одну вещь в прошлом, что бы это было?

Если бы могла, то не стала бы употреблять наркотики.

Достижения

Горжусь тем, что не смотря ни на что, я остаюсь ЧЕЛОВЕКОМ, добрым, отзывчивым. Горжусь тем, что у меня есть сын. Что я в состоянии изменить деструктивные родительско-детские отношения, которые передались мне по наследству. Горжусь тем, что бросила курить. Это было в какой-то мере сложнее, чем завязать с наркотиками, но в итоге получилось. И, если когда-то допишу книгу, то буду этим очень горда.

Что для вас может быть лучшим подарком?

Моя свобода от зависимости – ценный подарок. Мои друзья и близкие. Сын -драгоценность. Отношения с мужем. А так, я любые подарки принимаю с любовью - меня трогает сам факт проявление заботы. Даже простой серый камень с улицы, подаренный сыном, лежит на полочке у меня.

Пожелания для читателей

Эти страшилки из моей жизни я рассказываю, чтобы помочь, а не просто для шокового эффекта. Родители! Работайте над собой, не будьте токсичными. Внимательнее относитесь к своим детям! Если кто-то оказался в тяжелой ситуации, знайте точно, как бы вы не винили себя и как бы вам не было стыдно - всё возможно изменить! Суицид - не метод! Не замалчивайте насилие! Говорите! Будьте толерантными!

УЧИТЕСЬ ЛЮБИТЬ СЕБЯ для того, чтобы наполняться позитивными эмоциями и гормонами, несущими нам счастье. Если этого не делать, внутри образуется пустота, которую мы склонны заполнять разрушающими вещами, зацикливаться на негативе, осуждать окружающих.

Поэтому, учитесь заряжаться от простых, полезных занятий, приносящих удовольствие, например, послушать хорошую музыку, выпить чашку кофе, полежать в ванной. Когда мы наполнены любовью, нам есть что отдать этому миру, семье, окружающим. Тогда и невзгоды мы быстрее и легче можем переносить.

ЧУТЬ, НЕ ЗАБЫЛА… Тестируйтесь и предохраняйтесь!

 

Հեղինակ: Лилия Тен

Կիսվեք սոցիալական լրատվամիջոցներով