Одна из главных задач Life4me+ — предотвращение новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией и другими ИППП, гепатитом C и туберкулезом.

Приложение позволяет установить анонимную связь между врачами и ВИЧ-позитивными людьми, дает возможность организовать своевременный прием ваших медикаментов, получать замаскированные напоминания о них.

Назад
15 октября 2017, 08:00
387

Современное искусство и ВИЧ: пять важных имен по версии ПАРНИ+

Современное искусство и ВИЧ: пять важных имен по версии ПАРНИ+ - изображение 1

Тема ВИЧ/СПИДа, тридцать лет назад бывшая уделом отчаявшихся маргиналов, сегодня — один из значимых и легитимных вопросов, которых касается современное искусство. В первой части обзора, в рамках проекта #код103, мы вспомним самых разных авторов — от трагически рано ушедших арт-звезд до социально ответственных волонтеров.

Оригинал публикации на сайте ПАРНИ+

 

Кит Харинг (1958-1990)

Родившийся в Пенсильвании художник стал одним из первых открытых геев в американском арт-истеблишменте. Худосочный очкарик, он дружил с Энди Уорхолом и Жаном-Мишелем Баскиа, придумывал концертные костюмы для Грейс Джонс и подсказал Мадонне надеть знаменитый розовый парик во время исполнения ее хита Like a Virgin на ТВ-шоу Tp of the Pops. Харинг начинал с граффити в нью-йоркской подземке. Его дальнейший узнаваемый стиль соткался из уличного искусства, поп-арта, американской версии неоэкспрессионизма и столь же своеобразных рецепций ар брют на темы сексуальности и смерти. Художник с начала 80-х был активным борцом за права ЛГБТ, а с появлением эпидемии ВИЧ/СПИД — убежденным сторонником безопасного секса — помимо непосредственных плакатов с призывами предохраняться, в его шаманской графике появились черные сперматозоиды как знак беды. Тем не менее, в 1987 году он объявил о диагнозе и «сгорел» менее чем за три года.

 

Дэвид Войнарович (1954-1982)

Трагическая фигура времен свирепствовавшей «новой чумы» и связанного с ней отчаяния. Дэвид еще в детстве осознал свою гомосексуальность, подростком убежал из дома, автостопом ездил по США, несколько лет прожил на нью-йоркских улицах, торгуя собственным телом. Не ограниченное каким-то жанром или медиумом искусство Войнаровича было, как принято тогда говорить, «маргинальным» и было посвящено этим самым маргиналам — бездомным геям-проституткам, торчкам, бродягам. Он играл в пост-панк группе 3 Teens Kill 4, написал книгу «Звуки вдали» (собрание монологов бездомных), писал картины, рисовал граффити, делал фотоколлажи, снял на 16-миллиметровую пленку фильм с исчерпывающим названием «Героин». В конце 80-х умер от последствий СПИДа его партнер и любовник Питер Худжар. Своеобразным реквиемом любимому и предчувствием собственной смерти стал фильм (или скорее произведение видеоарта) «Огонь в моем животе» — где и кадры с муравьями, ползающими по распятию, и посмертный фотопортрет умершего партнера, и знаменитый крупный план Дэвида с губами, зашитыми суровыми нитками.

 

Феликс Гонзалес-Торрес (1957-1996)

Кубино-американский художник, проживший всего 38 лет, символичная фигура для всего американского гей-сообщества, один из тех, кто придумал и воплотил появившееся уже в 1990-х демократичное и издевающиеся над иерархиями искусство, нацеленное на «эстетику взаимодействия» и работу с темами, болезненными здесь и сейчас. О минималистичных, тонких и всегда невеселых произведениях Гонзалеса-Торреса (который родился на Кубе еще при диктаторе Батисте, затем жил с семьей в Пуэрто-Рико, а в 1979-м переехал в Нью-Йорк) нужно писать отдельный ликбез. Для темы нашей статьи отметим две потрясающие работы. В 1991 году, в эпоху разгара моральной паники и фактической «охоты на гомосексуальных ведьм» на Манхэттене он одновременно разместил 24 билборда с нежными фотографиями разобранной, смятой постели, еще хранящей следы двух тел. Самая же пронзительная работа Гонзалеса-Торреса — «Плацебо». Пол галереи устилали обернутые в серебряную фольгу леденцы, образуя правильный прямоугольник. Общий вес конфет, которые можно было брать и есть любому, составлял вес тела Росса — только что умершего от СПИДа бойфренда художника. Шокирующая и очень печальная «евхаристия» заканчивалась перед закрытием выставки каждый вечер: наутро серебряный ковер вновь был целым.

 

Мэттью Террелл (род. в 1985)

Искусство, привлекающее внимание к проблемам людей с ВИЧ, — занятие не только трагических известных художников. При поддержке Национального центра США по защите гражданских прав и свобод в одном из парков Атланты (Джорджия) установили объект, призванный постоянной напоминать о ситуации с новыми заражениями ВИЧ. 31-летний Мэттью Террелл — художник, писатель и гей-активист — создал скульптуру в форме шатра. В центре ее — число ВИЧ+ людей в агломерации. Еженедельно эти данные стираются и наносятся новые, показывая количество новых заражений.

 

Барбара Кемижиса (род. в 1986)

То, что делает угандийская художница — пример нестандартного подхода к теме ВИЧ, еще и в стране с одним из самых высоких эпидемиологических показателей. Барбара не выкидывает многочисленные баночки из-под препаратов для антиретровирусной терапии, оставшихся после приема ею самой и ее маленькой дочерью, которая родилась инфицированной. Кустарный арт из медицинских упаковок — урны в университетском кампусе в Кампале, стулья, корзины для белья, ограды цветочных клумб — одновременно призваны напоминать о важности регулярного приема терапии и являются вторичным использованием пластмассы. Но главное, по словам художницы, для нее в этом проекте — преодоление стигмы, которой окружены ВИЧ+ люди в ее стране: баночки из-под лекарств принято выбрасывать или сжигать, чтобы никто из соседей не догадался о статусе человека.

Автор: Артем Лангенбург

Поделиться в соцсетях