Подписывайтесь на нас

Одна из главных задач Life4me+ — предотвращение новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией и другими ИППП, гепатитом C и туберкулезом.

Приложение позволяет установить анонимную связь между врачами и ВИЧ-позитивными людьми, дает возможность организовать своевременный прием ваших медикаментов, получать замаскированные напоминания о них.

Назад
9 июня 2018, 08:00
205

«Коллаж»: Игорь Кусаков, г. Бишкек, Кыргызстан

«Коллаж»: Игорь Кусаков, г. Бишкек, Кыргызстан - изображение 1

- Игорь скажи, пожалуйста, можем ли мы сделать публикацию с твоей фотографией?

 Конечно, можете опубликовать мое фото, если есть такое желание.

- Игорь расскажи в каких проектах ты сейчас работаешь?

Я, как ты знаешь, все также работаю в Ассоциации АнтиСПИД в проекте Глобального Фонда (глобальный фонд для борьбы со СПИДом, туберкулёзом и малярией) под администрацией ПРООН, как равный консультант и аутрич работник. И еще я  равный навигатор и кейс менеджер в проекте PSI (филиал некоммерческой корпорации "Population Services International").  

- Что значит кейс менеджмент?

Суть заключается в том, чтобы каждого выявленного человека сопровождать и оказывать поддержку до начала приема АРВ терапии и снижения вирусной нагрузки. По возможности стараемся привить приверженность, напоминать о приемах терапии. Ходим вместе сдавать анализы на CD4 и вирусную нагрузку.

Так же делаю выезды и консультирую ребят. Стараюсь помочь по мере своих возможностей и сил. Иногда встречаются ребята, которые раскрывают мне свой статус. В таких случаях я тоже всегда открываюсь и делюсь своим опытом.

- Игорь, ты один из старейших активистов в Кыргызстане. Расскажи когда появился ВИЧ в твоей жизни?

Сказать по правде, точно не помню. Где-то года 3 тому назад. Тогда еще был шелтер для геев и бисексуалов, я в нем был социальным работником. Мой коллега сделал мне экспресс тест по слюне. Вышел предварительно положительный результат. Он почему-то был растерян больше меня. Пришлось его даже немного успокоить. Но я воспринял это спокойно, можно сказать безразлично. Мне было все равно.

Следующие полгода я ничего с этим не делал. Я не пошел в СПИД-центр сдавать анализы или вставать на учет. Просто ничего не делал. Потом мои коллеги стали со мной проводить беседы, объяснять, что мне это надо сделать и чем раньше начать терапию, тем лучше будет для меня самого. Я принял решение, и мы вместе с Колей Рудиным отправились в СПИД-центр. Сдал все анализы, встал на учет и начал принимать терапию.

- А ты рассказал своим родным?

Вообще-то нет. Им рассказали соседи. Добрые мои соседи. (Смеется). Один из моих племянников сам завел этот разговор. Спросил, почему я не поделился с ним своей бедой, ведь это тяжелое заболевание. Я ему объяснил, что это для меня никакая не проблема или беда, а хроническое заболевание. К тому же у каждого свои проблемы. А я привык свои проблемы решать сам. Да и они уже к этому привыкли.

А вообще. Поскольку я живу в частном доме, у меня практически все соседи знают о моем статусе. Ко мне приходят друзья, мы часто выходим курить на улицу. Возможно, я однажды это громко сказал. Ну и соседка «помогла разнести» по округе. Но на моей ежедневной жизни это никак не сказывается. Все соседи так же здороваются при встрече и никаких проблем не возникало.

- Случалось ли тебе где-то публично выступать с открытым лицом?

Да, это было на тренинге по аутрич работе. У меня была небольшая сессия, и в завершении презентации я сказал, что у меня ВИЧ.  Это было мое первое публичное раскрытие статуса. 


-Расскажи о проблемах, с которыми ты сталкиваешься в ходе работы?

К сожалению проблемы чисто психологические. А все от того, что у нас низкий уровень образования и осведомленности. Группа, с которой я работаю это молодые геи и бисексуалы, говоря проектным языком МСМ. Они чаще мало осведомлены в вопросах сексуального здоровья. И когда с ними это происходит, то возникают психологические сложности в первую очередь. Требуется время на то, чтобы «переварить» всю информацию, понять и осознать. В лучшем случае  на это уйдет пару месяцев. Но бывали случаи, когда люди сменяли номер телефона и пропадали.

У нашего народа особенность в специфической закомплексованности. Много стеснения, стыда, страха, что кто-то узнает, и он будет как прокаженный или изгой общества. Вот в этом основная сложность.  

Ну и особенности взаимоотношений внутри самой группы и компаний. Там где мы знакомимся, общаемся, испытываем друг к другу симпатии, встречаемся. Кто-то не желает использовать презерватив из принципа, у кого-то рискованное поведение из-за употребления алкоголя. Причин не мало, но у каждого они свои.

- А какой средний возраст ребят, с которыми ты работаешь?

В среднем по 25 лет.  К сожалению, я заметил, что ВИЧ в последние годы молодеет, и молодеет.

- Бывают ли у тебя моменты усталости и выгорания?  И как ты с этим справляешься?

Конечно, поверь мне, они  есть. За все те годы работы, что я в этой сфере иногда бывают моменты, когда хочется плюнуть и бросить все. Бывают такие момент. Бывает тяжело. Приходится просто стискивать зубы, брать себя в руки, отодвигать свои проблемы на второй план и работать дальше.  

-Напомни, пожалуйста, сколько лет ты уже в этой сфере?

В общей сложности, если считать «ОАЗИС» (общественный фонд «ОАЗИС» – первая ЛГБТ/МСМ организация в Кыргызстане) то с 2000 года. Да и как ты понимаешь, бывает всякое. И усталость, и нервные срывы. Но потом берешь в себя руки и снова идешь консультировать и общаться с людьми. Я стараюсь по мере своих сил и возможности.

- А что у вас доступно в рамках проектов, есть средства защиты?

Обязательно. У нас по обоим проектам идет раздача презервативов и лубрикантов.

-Какие есть сейчас возможности у ребят для встреч в Бишкеке?

Мало что изменилось, в основном это квартирные встречи, сауны, кафе. Некоторые ребята приходят в офис организации, но таких мало. Мы сами компанией буквально вчера ездили в гости в г. Кара-Балта. Ходили в горы, на водопады, общались. Появились новые ребята.

- Расскажи, о том случае, когда тебя задержала милиция. Повторялись ли подобные случаи еще?

Это было в 2013 году. Мы только вернулись со стажировки в Америке, поэтому я так хорошо запомнил. В то время я еще звонил по объявлениям в газете «Блиц-Инфо» и общался. Мне позвонили и предложили встретиться. Они задавали странные вопросы по телефону, например, сколько это будет стоить? Ну, я и говорил, что это бесплатно. Мне интересно общение и если мы понравимся друг другу, то видно будет что дальше. (Смеется.) Все как обычно.  

И я выехал на аутрич выход. Это было днем, светло. Встречу назначили на мосту над одной из центральных улиц Бишкека. Я приехал и стал ждать. Подошли двое в гражданском, сразу мне в лицо стали совать свои удостоверения. Потом за руки стали хватать и тащить.

Естественно, я задал вопрос, в чем дело? А они мне в ответ: «Это ты же вот этот? У нас рейд и мы всех подозрительных задерживаем». В общем, мы пошли в участок. По пути они отняли мой телефон. Я попросил его вернуть, чтобы позвонить своему директору. Они конечно не могли знать, где я работаю и какой у меня директор. Начали запугивать: «Вот сейчас на работе узнают, чем ты занимаешься».

Я позвонил и через 15-20 минут директор и координатор, уже были в участке. И после разъяснительного разговора с милицией, они меня оттуда забрали.

После этого я не сталкивался с подобными ситуациями.

- А как у тебя обстоят дела с терапией?

Тяжело. До сих пор реакция моего организма и головного мозга оставляет желать лучшего. Я принимаю Атриплу, обычно пью терапию перед сном. Утром встаю в таком состоянии как будто выпил грамм 100 водки. Меня шатает, голова туманная. Коллеги порой замечают, что я какой-то отрешенный.

Я, конечно, говорил с врачами. Но они тоже не всемогущие. Что есть, тем лечат. Они сказали, что выбора особо нет. Есть более устаревшие схемы. Там мне придется пить гораздо больше таблеток, но маловероятно, что это будет лучше нынешней. Жду, когда появится что-то лучшее. А пока что терплю и пью. И каждое утро как с глубокого похмелья. В этом ничего хорошего нет. Ну а что делать.

-Как ты себя мотивируешь, когда случается усталость от терапии?

Честно говоря. Как сказал герой одного небезызвестного фильма: «Просто надо жить!» Если я не стану принимать терапию, то какой выход. Поэтому я просто принимаю и надеюсь, что со временем их реакции на мой организм станут мягче и слабее.

- Игорь, я знаю, что вы каждый год проходите обучение.

Да, много. Всех тренингов за все годы уже не сочту. В среднем, по три обучающих мероприятия мы проходим в течение года.

- Как бы ты оценил уровень осведомленности ребят в вопросах ВИЧ?

Если по 10 -ти бальной шкале, около 6 -ти. Где- то уровень знаний хуже, где-то лучше. В целом, какие-то элементарные знания есть.

- Игорь, ты не используешь социальные сети. В каком формате у тебя обычно проходят консультирования?

В основном консультирования проходят во время выездов. Консультирую по телефону, но редко. Большая часть это прямые контакты и встречи.

- А что тебе приносит удовольствие? Чем ты занимаешься в свободное время?

Особого хобби у меня нет. Все свободное время я провожу дома - навожу порядок, облагораживаю двор.  Я какой-то домашний. Люблю помыть полы, все расставить на свои места.  Для меня работа на первом месте. Дом на втором, а личная жизнь на третьем месте и т.д.

- Наш традиционный вопрос. Что бы ты посоветовал тому, кто только узнал о своем статусе?

Чтобы не опускал нос, не поджимал хвост. Важно постараться не замыкаться в себе и не ставить крест на своей жизни. Обратиться в больницу и начать прием АРВТ. Стараться общаться с друзьями и просто жить. Пусть и с таким малоприятным хроническим заболеванием.