Одна из главных задач Life4me+ — предотвращение новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией и другими ИППП, гепатитом C и туберкулезом.

Приложение позволяет установить анонимную связь между врачами и ВИЧ-позитивными людьми, дает возможность организовать своевременный прием ваших медикаментов, получать замаскированные напоминания о них.

Назад
24 октября 2020, 08:10
265

Коллаж: "Все создают пары, а я боюсь, что этой близости в моей жизни не будет", - Кристина

Коллаж: "Все создают пары, а я боюсь, что этой близости в моей жизни не будет",  - Кристина - изображение 1

Здравствуйте Кристина, очень приятно с вами познакомиться. Мне нравится, как вы описываете свой блог в Инстаграме «дневник ВИЧ-положительной девушки». Расскажите, с чего он начинался?

Я живу с ВИЧ уже 4 года, но у меня еще нет полного принятия диагноза. Поэтому блог для меня - это своего рода терапия. Еще, описывая простые, понятные жизненные ситуации, я информирую людей о ВИЧ-инфекции. Потому что в обществе в целом и у людей в частности очень мало знаний о ВИЧ. Я лично с этим часто сталкиваюсь.

Но почему именно сейчас, спустя столько лет? Как вы справлялись до этого?

Я была в отношениях с молодым человеком три года до постановки диагноза. В 2013 году у нас был сложный период, мы расставались где-то на неделю. Как он сказал: "Чисто технически мы же не встречались". Когда ВИЧ подтвердился сначала у него, а потом и у меня, мы сохранили отношения. Спустя три года он ушел к другой женщине, ВИЧ-отрицательной. Это стало для меня ударом, я осталась одна наедине с ВИЧ-инфекцией. Так и появился блог.

«Когда я училась в школе, нам говорили, что ВИЧ – это очень страшная болезнь и её не лечат».

Вы пишете, что долгое время находились в отрицании диагноза. В чём это выражалось?

Я принимала АРВ-терапию, но ничего не хотела читать или узнавать о ВИЧ. Не хотела знакомиться и ассоциироваться с «тем миром», миром ВИЧ-инфекции. Я же из благополучной семьи, с высшим образованием, никаких рискованных событий в моей жизни не было. У меня самой было предвзятое мнение о людях с ВИЧ. Поэтому я не могла и не хотела верить в то, что это происходит со мной.

Но, благодаря диагнозу, я сильно выросла в психологическом плане. Стала осознаннее относиться к себе и другим людям.

Обращались ли вы за помощью?

Первоначально, когда диагноз подтвердился, мы пришли в больницу. Там в первую очередь дали подписать бумагу об информировании о уголовной ответственности, потом направили к инфекционисту и выдали терапию. Никакой консультации или поддержки никто не предлагал. Обратиться к психологу – было моей личной инициативой. Поначалу я не говорила ему о своем статусе и переживаниях. Но, через полгода консультаций я почувствовала себя гораздо лучше.

Единственное, что до сих пор меня беспокоит - говорить о диагнозе при знакомстве с молодыми людьми.

Расскажите про тот случай с молодым человеком?

Познакомилась с парнем через сайт знакомств. Мне понравилось то, как он общается. Мы сходили на два свидания, и на третьем я ему рассказала. Он долго на меня смотрел, потом по-дружески приобнял, похлопал по плечу и сказал «ну блин, бывает». А на следующий день написал, что вокруг есть здоровые девушки, с которыми можно общаться. Меня расстроил не столько именно его отказ, а мысль о том, сколько еще отказов мне придется выслушать в жизни. ВИЧ – это своего рода маркер адекватности людей и показатель того, насколько они открыты к новой информации. Вообще, конечно, хочется снять стигму с людей, живущих с ВИЧ.

Вы встречались с кем-то после этого случая?

Нет, не встречалась.

Что вы чувствовали, когда первый раз готовились рассказать о диагнозе кому-то из близких?

Первой о диагнозе я рассказала самой близкой подруге, с которой мы дружим более 20 лет. Было страшно, даже несмотря на многолетнюю дружбу и общение. Страшно было каждый раз, когда я рассказывала об этом очередному другу, подруге. Но никто из моих друзей не отвернулся, более того наши отношения стали еще теплее.

А родственникам вы не рассказывали?

С ними получилась другая история. На момент постановки диагноза я жила с родителями и братом. Им я не говорила, и не хотела говорить, чтобы не тревожить. Думала, сохранить это в тайне до конца моей жизни. Прошло полгода на терапии, когда мама случайно нашла таблетки, которые я прятала в ящике с нижним бельем. Естественно, по названию ничего не понятно. Но моя мама умеет пользоваться Интернетом. Она пришла к подруге, и они вместе стали искать информацию, почитали и выпали в осадок. Как рассказывает мама, они прочитали, а потом сходили в магазин и купили две бутылки вина…

Со мной мама завела разговор спустя несколько дней. Я всё объяснила ей и папе. Самая спокойная реакция была у папы, а для мамы это до сих пор трагедия. Она опасается, что я могу пострадать из-за диагноза. Поэтому говорит, чтобы я никому не рассказывала.

Помимо ваших, личных внутренних перемен, жизнь в целом как-то изменилась?

Я стала заниматься спортом, чего раньше никогда не делала. Практически перестала пить алкоголь. И раз в полгода стала проходить полный терапевтический осмотр. А еще поставила брекеты. Сейчас мне нужно ставить импланты, но в моем городе хирурги отказываются это делать из-за диагноза. Но я надеюсь, что смогу найти достойного, адекватного специалиста.

Вы хорошо пишите, вы этому учились?

Я училась на журналиста и люблю писать, иногда сочиняю стихи. Но работаю не по профессии, потому что не хочу писать то, что велят. В Беларуси СМИ не независимы.

А чем вы еще увлекаетесь?

Увлекаюсь психологией. А еще я нашла в своем городе организацию, которая занимается профилактикой ВИЧ среди МСМ (мужчины, практикующие секс с мужчинами). И сейчас мы планируем организовать группу взаимопомощи для людей, живущих с ВИЧ, и я буду выступать в роли равного консультанта. Как говорит главный эпидемиолог, таких групп у нас в городе нет, и это будет очень полезно.

Вы целенаправленно искали какую-то организацию?

Да, потому что хочу помогать людям и очень хорошо понимаю чувства тех, кто узнал о своем статусе, через какие стадии они проходят. А некоторые так и не принимают диагноз до конца. У меня самой нет полного принятия, и это связано с тем, что я боюсь остаться без детей.

Кристина, а что для вас значит полностью принять диагноз?

Мне кажется, я перестану думать об одиночестве. Все вокруг создают пары, женятся. А я боюсь, что вот этой самой близости в моей жизни может не быть.

Ваши первые посты в Инстаграм с черно-белыми фото. Скажите, мы можем ждать цветных фотографий?

Да, так и задумано. Начавшись с черно-белых фото, посты плавно оденутся в цвет. Символизируя перемены во взгляде на жизнь и на всё происходящее вокруг. Ведь на самом деле моя жизнь стала ярче, появилось большое желание чему-то учиться, познавать новое.

Поделитесь планами. Может, вы хотели бы выучить какой-то иностранный язык?

На самом деле я уже учу два: польский и испанский. Хочу повидать мир, познакомиться с разными людьми, пожить вне Беларуси какое-то время.

Что для вас может быть лучшим подарком?

Что бы никто не болел.

И по традиции ваше пожелание читателям.

Важно проявлять обычное человеческое отношение друг ко другу, не бояться, больше общаться. Быть собой и не носить маску.

Автор: Лилия Тен

Поделиться в соцсетях