Одна из главных задач Life4me+ — предотвращение новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией и другими ИППП, гепатитом C и туберкулезом.

Приложение позволяет установить анонимную связь между врачами и ВИЧ-позитивными людьми, дает возможность организовать своевременный прием ваших медикаментов, получать замаскированные напоминания о них.

Назад
8 февраля 2020, 08:45
711

Коллаж: "Борьба с ВИЧ-инфекцией сильно затянулась", - Роман Дудник

Коллаж: "Борьба с ВИЧ-инфекцией сильно затянулась", - Роман Дудник - изображение 1

Роман, спасибо, что согласился на интервью. Хотя, как ты сам признался, ты человек не медийный. В интернете не так много публикаций с твоим участием, но кое-что всё-таки есть. Например, я узнала, что ты долгое время работал в России. Расскажи, что это была за работа, была ли она связана с ВИЧ?

Собственно, с ним [ВИЧ] и связана. Я начал свой путь в сфере ВИЧ в 1994 году, в Москве. Сначала был волонтером, потом работал как сотрудник в нескольких организациях. Дольше всего проработал в Российском фонде «Имена», была такая организация. После него, в 2002-м я пришел в Московский офис «СПИД Фонда Восток-Запад». А в 2007-м переехал в Казахстан.

Поделись своим опытом жизни в России и в Казахстане? Что тебе нравится, что нет?

Я родился и вырос в Украине, в 93-м году приехал в Россию. Из «колхоза» в Москву. И для меня это было прям – вау! Москва мне безумно нравилась. Я не видел для себя лучшего места для жизни. Хотя я уже много ездил по миру, много где успел побывать. Это были лучшие годы моей жизни, моего становления как личности, как специалиста.  Это продолжалось до 2007-го года. А потом вдруг я стал обращать внимание на вещи, которые раньше не замечал. Как в «Мэри Поппинс» пришел ветер перемен… В конечном итоге меня так накрыло, что я решил всё бросить и уехать куда-нибудь. Я написал заявление об увольнении. Так совпало, что мне нужно было провести последний тренинг, и для этого я поехал в Казахстан, там у нас был филиал организации. И мне там предложили работу. Я согласился. И вместо того, чтобы переехать на Запад, как многие делают, я уехал на Восток.  

Ты уже довольно долго живешь в Казахстане. И как тебе в целом?

Мне очень нравится. Это уже мой второй заход. В 2012-м году я вернулся обратно в Москву с твердой уверенностью навсегда уйти из сферы ВИЧ. Два года я не работал, а потом снова вернулся в Казахстан, и опять в сферу ВИЧ. Мне нравится жить в Казахстане.

А в чём это выражается?

Во-первых, это люди, а во-вторых, работа. Здесь люди более открытые и искренние. А в работе я вижу результат и понимаю, для кого это делаю.

Какие качества ты ценишь в людях?

Прежде всего, честность и бескорыстность. Когда можно говорить с человеком открыто, искренне, не опасаясь, что это каким-то образом может быть использовано против меня. И ещё одно. Я прожил в России 17 лет и всё это время слышал часто: «Ты откуда? Где родился? Что ты тут делаешь? Езжай к себе на родину, там и работай, и живи там». За всё то время, что живу в Казахстане, я не слышал этого ни разу. Здесь я чувствую себя дома. И еще я люблю поесть, а здесь, как ты сама знаешь, всё очень вкусно.

Скажи, а ты сам считаешь себя активистом?

Смотря, что мы подразумеваем под словом «активист».

То, что ты подразумеваешь для себя, в твоем понимании.

Для меня «активист» — это очень сложное слово. В каких-то активистских движениях, инициативах я принципиально не участвую, по разным причинам: они мне могут не нравиться, я не поддерживаю их, у меня может быть другое мнение и т.д. Наверное, я бы просто себя назвал неравнодушным человеком. Мне не всё равно.

Роман, лично я считаю, что работа сфере ВИЧ невозможна без участия внутренних сопереживаний. Скажи, происходили ли с тобой какие-то личностные изменения?

Конечно. И честно говоря, они настолько поменялись, что у меня сегодня совершенно иной взгляд на вещи. Но дело тут даже не во мне, а в том, что ситуация сильно изменилась. Поменялись игроки, политика, правила, требования. Раньше не было лечения, не было столько денег, люди работали за идею. Мы получали грант в 10 тысяч долларов и достигали огромных результатов на эти деньги, стараясь экономить каждую копейку. А сейчас на грант в 100 тысяч не каждая организация хочет подаваться. То есть нет того задора, альтруизма, идейности, как было раньше.

Как ты думаешь, почему это происходит? Может, потому что жизнь стала лучше?

Возможно, если не вдаваться в детали, то, да, стало получше. И ещё мне кажется, что борьба с ВИЧ-инфекцией сильно затянулась. Поэтому кто-то уже потерял ориентиры и работает по инерции. Всё чаще я слышу опасения, что финансирование с каждым годом сокращается, а организациям нужно выживать. Понимаешь? Не людям, не ключевым группам, а организациям. И основная проблема в том, что эти организации забыли, для кого и для чего они работают.

Есть ли такие истории, которые ты бы мог назвать знаковыми в своей работе?

Таких историй много, но на фоне миллионных индикаторов они единичные. Из последних, что я помню — это поздравления ВИЧ-позитивных деток с 1 июня, Днем защиты детей. В мае мы провели благотворительный концерт и на вырученные средства для каждого ребенка купили подарки: самокаты, скейтборды, мячи. В Алматы таких детей около 60. Мы устроили для них праздник с пиццей, аниматорами, а в конце было торжественное вручение подарков. И этот процесс вручения очень многое мне дал. Когда ребенок хватает самокат, который в три раза больше него самого… Обнимает его, говорит, что мечтал об этом всю жизнь. Ты знаешь, это было трогательно до слез. Эта благодарность, искренность дорогого стоят. В такие моменты очень четко понимаешь, для чего и для кого ты работаешь.

По твоей странице в Фейсбуке я заметила, что ты увлекаешься буддизмом. Это так?

Да, так и есть, я им живу.

Роман, расскажи, чем тебе близка эта философия?  

Она мне всем близка: отношением к жизни, понимаем смысла бытия. Вообще, для меня буддизм стал ключевым моментом в жизни.

Как это случилось?

Я давно интересовался буддизмом, что-то читал, изучал. А потом в течение моего двухлетнего «пенсионного периода» я поехал в Таиланд искать работу, наивный. (Смеется). Это были те два года, когда я уходил из сферы ВИЧ. Работу я так и не нашёл. Решил уйти в монастырь. Мне знакомые подсказали, что есть буддийские монастыри, и в них можно пожить, подсказали, как туда добраться. И я поехал. Приехал и остался там на 4 месяца. И это событие перевернуло всю мою жизнь. Я перечитал все книжки из их библиотеки, учился медитации, много чего переосмыслил и вернулся оттуда совершенно другим человеком.

Другим в плане отношения к жизни. Пришло понимание, что наша ежедневная суета не имеет никакого смысла, что мы часто тратим свои усилия на совершенно бессмысленные вещи. Я считаю, что не может быть прав отдельных групп населения, например, прав секс работниц, ЛГБТ, потребителей наркотиков и т.д. Есть права человека, и каждый, не зависимо от обстоятельств, прежде всего является человеком, гражданином своей страны и имеет те или иные права.  

У тебя есть какие-то хобби, увлечения?

Я делаю браслеты из камней.

Это как-то связанно с буддизмом?

Ну конечно, началось оттуда. До этого я вообще не понимал, что это и зачем.

Делаешь для себя?

Нет, я их продаю. Потому что, наверное, не всю жизнь я буду работать в сфере ВИЧ. (Смеемся).

Мне кажется, тем, кто однажды «подсел» на работу в общественной деятельности, потом очень тяжело будет «соскочить»?

Тяжело. Мне было тяжело в 2012-м году, но я «соскочил» и был невероятно счастлив, мне было так легко. Возвращался я потом на конкретный проект, думая, что это временно. Сделаю проект, отработаю карму и всё. Ну вот, пока отрабатываю.

Ты считаешь себя увлекающимся человеком?

Да.

Можно ли сказать, что работа в сфере ВИЧ — это такое увлечение? Вообще, что она для тебя значит?

Поначалу — это был интерес. Потом стало жизненно необходимо, потому что я сам давно живу с ВИЧ. А в последнее время — это в первую очередь работа. Пока что я делаю свою работу качественно, на хорошем уровне, потому что умею это делать. Но уже нет былого чувства оптимизма и энтузиазма что ли.

Мы, AFEW Kazakhstan, в декабре прошлого года получили государственную премию за вклад в сферу охраны здоровья граждан Казахстана. И для меня эта премия, как для актера — Оскар. Я не думал, что буду так реагировать. Для меня, как для иностранца, получить такую оценку было особенно значимо и приятно. Вот так с чувством глубокого удовлетворения я встретил Новый год.

Есть достижения, которыми ты гордишься, помимо «Оскара»?

Нет, я вообще ничем никогда не горжусь. Просто я доволен своей жизнью и тем, как вижу этот мир. Это может прозвучать слишком самоуверенно, но мне кажется, что я отчасти вижу суть этого мира. И мне так печально, что многие люди этого не видят и живут в какой-то иллюзии.  

Можешь поделиться своей мудростью? Что важно, а чему вообще не стоит уделять внимание?

Мы слишком много времени тратим на самоутверждение, на оказание почестей себе и другим людям. Кто лучше, кто больше эксперт, кто в какие советы входит... А ведь на самом деле это не важно. Очень много искусственных ориентиров и фальшивых правил. Либо люди этого не видят, либо просто не хотят вникать и разбираться.

Цели, планы на будущее?

Мы начали новый проект по работе с молодёжью «Dance4Life». Идея в том, что мы обучаем молодежь важным основам: жизненные навыки, сексуальное здоровье, права - а они потом обучают своих сверстников. Для нас это новое направление деятельности, как глоток свежего воздуха. Потому что это молодежь, они совершенно другие: незашоренные, у них горят глаза.

В личном плане - я очень хочу съездить на Тибет, в Непал, во Вьетнам. Вообще хочу в 50 лет уехать в Таиланд, получить пенсионную визу и остаться там жить. Пенсионную визу дают тем, кому 50 и более лет. Она дает возможность жить там постоянно, ее нужно продлевать ежегодно, не выезжая за пределы страны.

У нас есть такая традиция — оставлять послания для аудитории. Ты бы хотел что-то сказать нашем читателям?

Я смотрел фильм. Ты, наверное, тоже его видела - «Зови меня своим именем». И из разговора молодого мальчика с отцом мне запомнилась такая мысль, которую стараюсь применять к своей жизни. Это не дословно, но суть заключается в том, что жизнь наша очень коротка и быстротечна, но мы подчас растрачиваем её по пустякам, не на те вещи.

И я бы пожелал не забывать о том, что мы все смертны, и использовать каждый день, который есть у нас, для того, чтобы жить максимально в кайф, в удовольствие и дарить его другим. Делать приятное друг другу: кому-то сказать что-то приятное, накормить обедом, уступить место в метро. В этом и заключается жизнь.

 

Автор: Лилия Тен

Поделиться в соцсетях