Подписывайтесь на нас

Одна из главных задач Life4me+ — предотвращение новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией и другими ИППП, гепатитом C и туберкулезом.

Приложение позволяет установить анонимную связь между врачами и ВИЧ-позитивными людьми, дает возможность организовать своевременный прием ваших медикаментов, получать замаскированные напоминания о них.

Назад
8 декабря 2016, 00:00
55

СМИ: Заявление Скворцовой о нарушениях схем лечения в Свердловской области стало неожиданным для регионального Минздрава

СМИ: Заявление Скворцовой о нарушениях схем лечения в Свердловской области стало неожиданным для регионального Минздрава - изображение 1

Министр здравоохранения России Вероника Скворцова, выступая в среду, 7 декабря, в Госдуме, прошлась по проблемам в свердловской медицине. Из уст главы Минздрава прозвучало много ярких высказываний (например, обещание разобраться в «ручном режиме» со срезанием надбавок врачам инфекционного отделения 40-й горбольницы), но самым ярким было ее заявление по поводу коррупции.

По словам Скворцовой, ее ведомство активно борется с коррупцией с помощью проверок. В качестве примера она привела Свердловскую область, где министерская комиссия работала в первых числах ноября (сразу же после «объявления эпидемии ВИЧ» в Екатеринбурге). «Мы выявили нарушения при закупке антиретровирусных препаратов… Когда

вновь инфицированным ВИЧ назначались не препараты первой линии, которые стоят около 30 тысяч рублей за курс, а сразу резерв, и стоит лечение 400 тысяч рублей в год», — заявила Скворцова.

«Свердловская область занимает лидирующие позиции по нарушениям схем лечения. Якобы (не уточнила, кем) лоббируются конкретные фирмы, конкретные, более дорогостоящие препараты в ущерб даже эффективности», — транслировал у себя в Facebook слова Скворцовой депутат Госдумы от Свердловской области Андрей Альшевских. По его словам, министр пообещал разобраться в ситуации, подключив правоохранительные органы.

аявление Скворцовой стало неожиданным для свердловского минздрава. Собеседники агентства вспоминали, что недавние федеральные ревизоры уезжали из Екатеринбурга довольные тем, как в Свердловской области поставлена борьба против распространения ВИЧ-инфекции. «Комиссия минздрава проверяла здесь все и вся, и ни с точки зрения лекарственных препаратов, ни с точки зрения их эффективности претензий к областному центру СПИД предъявлено не было, — заявил „URA.Ru“ пресс-секретарь областного минздрава Контантин Шестаков. — В адрес свердловского министерства здравоохранения со стороны федерального министерства не поступало ни устных, ни письменных претензий».

Понять мотивы заявлений Скворцовой и суть взаимоотношений федерального и региональных минздравов невозможно без погружения в тему антиретровирусной терапии (АРВТ) — тех таблеток, которые пачками пьют ВИЧ-инфицированные (те, кому назначена терапия), чтобы «гасить» вирус и поддерживать в организме состояние иммунных клеток на нужном уровне. Оказывается, принимать эти препараты — то еще удовольствие: многие обладают сильными и не самыми приятными побочными эффектами.

«Ох, накормить бы их этими препаратами!»

«Возьмем фосфазид (препарат, к изобретению которого имел отношение нынешний руководитель федерального центра СПИД Вадим Покровский, — прим. ред). В 80-х годах он появился как противораковое и вдруг начал побеждать и ВИЧ, но с очень серьезными побочными действиями, — рассказывает один из активистов организации „Пациентский контроль“. — За 40 лет изобрели много хороших лекарств, не убивающих вместе с ВИЧ весь организм, а у нас это до сих пор инновация. Вся страна до сих пор жрет этот ад.

Минздраву хорошо — дешево, а то, что пациенты корчатся — так это же наркоманы и проститутки, черт с ними!»

Эту позицию подтверждает компетентный источник в свердловской медицине: минздрав как распорядитель федеральных средств заинтересован в том, чтобы закупить и раздать как можно более дешевые препараты, а пациенты с ВИЧ хотят препараты как можно лучше. Конечно, это очень условно: в схемах лечения (их не так много) применяются комбинации разных препаратов, и фактор цены здесь не главный, главный — кому как лучше подходит. Зачастую дешевый препарат может и работать неплохо, как, например, широко применяемый сегодня стокрин. Или ставудин, который часто назначают первичным пациентам, но при этом есть немало людей, которые пьют его по 5 лет, и у них все хорошо.

Но люди подчас вынуждены менять схему терапии, потому что подходящих для них препаратов нет, а есть массово закупленные. «Альшевских крайне далек от ВИЧ-положительных, ему побоку, чем они лечатся», — обсуждают участники одного профессионального форума, посвященного проблемам ВИЧ. И мечтают: «Ох, накормить бы Скворцову и Альшевских стовудином и стокрином!»

В целом у пациентов есть единственное желание — принимать современные препараты, более эффективные и более щадящие. «Диданозин, ставудин, невиропин, зидовудин, фосфазид — это все нас убивает и не лечит, — убежден представитель организации „Пациентский контроль“ Андрей Скворцов. — „Атрипла кивекса“, „Трувада эвиплера“, „Стрибилд генвойя“ — вот нормальные лекарства, но часть их них даже не зарегистрирована у нас».

Огромный плюс современных препаратов не только в безопасности, но и в их комплексности.

«Конечно, я хотела бы пить утром одну таблетку и чтобы в ней уже все было— как пьют в Европе. А не семь таблеток, как я пью сейчас,

— рассказал „URA.Ru“ руководитель волонтерской организации из Екатеринбурга „Новая жизнь“ Вера Коваленко. — Такие универсальные препараты есть, но в России они не входят в перечень жизненно важных препаратов (ЖВЛП) и не закупаются».

Издержки централизации

Одно из нововведений, которое по логике Минздрава должно повысить эффективность борьбы с ВИЧ-инфекцией — централизованный закуп препаратов (еще в 2016 году их приобретали через тендеры минздравы субъектов). В конце ноября в Москве состоялась «защита заявок» — каждый регион заявлял объем и перечень необходимых ему препаратов для оказания терапии ВИЧ-инфицированным. По данным «URA.Ru», заявка от Свердловской области была самой «дорогой» и «насыщенной».

«В ней много разных препаратов. Есть и много недорогих, которые рекомендует федеральное министерство, есть и хорошие, но дорогие препараты, — сообщил агентству источник в региональном минздраве. — Заявка такая, потому что врачи нашего центра СПИД понимают: остановить эпидемию можно, только если хорошо лечить. Если же люди будут отказываться (из-за плохой переносимости лекарств) от терапии — будет гораздо хуже».

Дело в том, что эффективность терапии резко падает при «бросании», так как вирус приспосабливается к лекарствам, и при возобновлении лечения поможет только новая схема. Еще один важный фактор: регулярно принимающие терапию и имеющую «вирусную нагрузку ноль» безопасны для окружающих (даже в «аварийных» ситуациях — что крайне актуально для групп риска — наркоманов, секс-работниц). С точки зрения эпидемии принципиально важно, чтобы такие люди не бросали терапию.

На утверждение заявки от Свердловской области в столицу летали главврач областного центра профилактики и борьбы со СПИД Анжелика Подымова и заместитель свердловского министра здравоохранения Сергей Турков. Как рассказал источник в минздраве, заявки некоторых регионов в Москве «порезали» — свердловскую не тронули, ее удалось отстоять в полном объеме. Не исключено, что последние заявления Скворцовой — это некая реакция на свердловскую заявку.

В день борьбы со СПИДом свердловский депутат Госдумы Александр Петров, выступая во время телемоста Москва — Санкт-Петербург — Екатеринбург — Новосибирск смело заявил, что сбоев при централизованной закупке препаратов для инфицированных ВИЧ он не допустит. Критика Скворцовой свердловской медицины и ее критика применяемых схем лечения — первый тревожный сигнал о том, что сбои наверняка будут.