Подписывайтесь на нас

Одна из главных задач Life4me+ — предотвращение новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией и другими ИППП, гепатитом C и туберкулезом.

Приложение позволяет установить анонимную связь между врачами и ВИЧ-позитивными людьми, дает возможность организовать своевременный прием ваших медикаментов, получать замаскированные напоминания о них.

Назад
22 июля 2015, 23:00
70

Сергей Чемезов попросил у Путина монополию на поставки лекарств от ВИЧ

Сергей Чемезов попросил у Путина монополию на поставки лекарств от ВИЧ - изображение 1

Главный по госзаказу

Предложение сделать 100-процентную «дочку» «Ростеха» — Национальную иммунобиологическую компанию («Нацимбио») — единственным поставщиком лекарственных препаратов для лечения туберкулеза, ВИЧ и вирусных гепатитов, закупаемых за счет федерального бюджета, изложено в письме гендиректора госкорпорации Сергея Чемезова президенту РФ Владимиру Путину. Речь идет о преференциях на срок до 2020 года. Также Чемезов предлагает сделать «Нацимбио» единственным продавцом препаратов крови для государства на период до 2025 года.

Копия письма, датированного 6 июля, есть у РБК. В нем также отмечается, что эту инициативу уже поддержал премьер-министр Дмитрий Медведев, положительная резолюция которого была получена 22 апреля.

В пресс-службе «Ростеха» подтвердили подлинность письма и уточнили, что за прошедшее с момента его отправки время одобрение Путина также было получено: «Нацимбио» будет единственным поставщиком по перечисленным препаратам.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков ответил РБК, что «никогда не комментирует служебную переписку».

В письме Чемезов указывает, что «Нацимбио» (в ее состав войдут ООО «Форт», ФГУП НПО «Микроген» и ОАО «Синтез») может на 90% обеспечить потребности России в лекарствах. Свою инициативу он объясняет «необходимостью обеспечения суверенитета Российской Федерации в сфере производства лекарственных препаратов и импортозамещения в отечественной лекарственной отрасли».

Также Чемезов предлагает сделать централизованными закупки препаратов для лечения туберкулеза и ВИЧ через Министерство здравоохранения (сейчас часть препаратов закупает федеральный Минздрав, остальное — регионы, проводя конкурс на поставку нужных препаратов).

В Минздраве на запрос РБК ответили, что «не могут комментировать заявления других ведомств, тем более частных компаний».

По данным «Ростеха», сейчас доля отечественной продукции на указанных рынках не превышает 25%, часть препаратов вообще не выпускается в России. Только в сегменте препаратов для лечения ВИЧ и вирусных гепатитов доля российских лекарств в 2014 году не превысила 11%. Если говорить о препаратах крови, то к 2018–2020 годам «Ростех» планирует обеспечить 100% госзаказа продукцией отечественного производства, причем не только той, которую производят компании госкорпорации, уточнил представитель «Ростеха».

Компании, которые входят в состав «Ростеха», производят препараты для лечения ВИЧ, туберкулеза и гепатита, но в незначительном объеме, утверждает директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов. «Фактически «Нацимбио» в этом случае выступает как дистрибутор [оптовик-посредник], который будет закупать препараты у [других] производителей», — считает он.

Пока производства «Ростеха» не готовы полностью удовлетворить потребности госзаказа, соглашается директор Центра социальной экономики Давид Мелик-Гусейнов. По его мнению, скорее всего «Ростех» будет выполнять либо роль дистрибутора, либо предоставлять субподряды. В первом случае корпорация будет обеспечивать логистику и хранение продукции, во втором — просто контролировать всю цепочку поставок, объясняет он. «Единственный поставщик будет самостоятельно организовывать конкурсы, в которых смогут участвовать все производители и поставщики, в том числе и «Р-Фарм», который очень активен на рынке госзакупок», — предполагает Мелик-Гусейнов.

В компании «Р-Фарм» не смогли предоставить комментарий, ее владелец Алексей Репик не ответил на звонок РБК.

Как строилась «Нацимбио»

О построении фармацевтического гиганта бессменный руководитель госкорпорации Сергей Чемезов говорил еще в 2008 году, через год после создания «Ростехнологий» (так до 2014-го назывался «Ростех»). Тогда он внес в правительство проект президентского указа, в котором предлагал передать «Ростехнологиям» пакеты 35 фармпредприятий и НИИ для новой структуры. Как писал тогда «Коммерсантъ», процесс затормозился, потому что «не было придумано юридически чистой схемы по объединению госактивов или передачи их в частную собственность». В середине 2009-го представители Минпромторга снова озвучили эту идею, однако никаких решений принято не было.

В итоге «Ростехнологии» создали собственную профильную компанию — «РТ-Биотехпром», в которую вошли девять предприятий, работающих в биотехнологической, медицинской и фармацевтической отраслях, в том числе Научно-исследовательский институт резиновых и латексных изделий, Государственный научно-исследовательский институт биосинтеза белковых веществ. В том же 2009-м инвестиционное подразделение госкорпорации «Проминвест» приобрело 26% «Ирвин-2» — крупного поставщика препаратов по госпрограммам.

В ноябре 2013-го «Ростехнологии» приступили к созданию на базе собственных и государственных фармацевтических активов холдинга «Нацимбио». Сейчас в него входит завод по производству вакцин «Форт» (у «Ростеха» в нем было 25,01%, построен в 2014 году на деньги ВЭБа, инвестиции составили 4,8 млрд руб.), крупнейший в России производитель иммунобиологических препаратов «Микроген» (передан «Ростеху» распоряжением правительства в апреле 2015-го), а также курганский производитель противотуберкулезных препаратов «Синтез» (контрольный пакет принадлежал покойному основателю «СИА Интернейшнл» Игорю Рудинскому, 32% акций государства было передано распоряжением правительства в конце 2014-го). «Ростех» создал СП с российским поставщиком дженериков «Генфа» (в число бенефициаров входят президент группы «Сумма» Александр Винокуров и его отец, бывший глава ГУП «Столичные аптеки» Семен Винокуров). Также под контроль «Нацимбио» перешел «РТ-Биотехпром» со всеми активами.

В апреле 2015 года Федеральное медико-биологическое агентство (ФМБА) заявило, что передаст «Ростеху» недостроенный завод по переработке препаратов крови в Кирове «Росплазма», возведение которого было запущено еще в 2006 году. Завод производит в том числе вещества для поддержания здоровья больных гемофилией. Планируется, что после вывода на полную мощность он сможет выпускать 600 т плазмы в год, будет единственным в России и самым мощным в Европе. Кроме того, планируется, что в «Нацимбио» войдут ярославский производитель вакцин «НТфарма» (основной владелец — «Роснано», 55,35%), а также принадлежащий Минздраву производитель вакцин ФГУП ПИПВЭ им М.П. Чумакова.

«Нацимбио» начала завоевывать рынок госзакупок и в 2015-м заняла 20% рынка противотуберкулезных препаратов, рассказал РБК представитель «Ростеха». Холдинг стал поставлять 99,5% этих лекарств отечественного производства для крупнейшего на рынке заказчика — Федеральной службы исполнения наказаний.

В июне 2015-го было объявлено, что «Нацимбио» в 2015–2017 годах станет единственным поставщиком отечественных вакцин для прививок, которые включены в Национальный календарь профилактических прививок (проводится бесплатно для всех россиян в рамках ОМС, используются в том числе вакцины от гриппа, полиомиелита — всего против 13 заболеваний). В 2014 году из бюджета на прививки было выделено 11,2 млрд руб. Кроме «Нацимбио», вакцины для этой программы поставляет Glaxo, Sanofi и Pfizer: это касается препаратов, которые в России не производятся.​

«Р-Фарм» позади

В июне 2015 года в интервью газете «Ведомости» Чемезов сообщил, что «Нацимбио» объединит фармактивы корпорации. «Для модернизации производства и проведения трансфера ряда недостающих технологий нужно примерно 20 млрд руб.», — говорил Чемезов. Это и бюджетные деньги, и средства «Ростеха», и деньги инвесторов, уточнял он.

Тогда Чемезов оценил фармрынок России примерно в 1 трлн руб., а объем госзаказа — в чуть более 300 млрд руб. На этом рынке «Нацимбио» должна занять заметное место. «Закупки препаратов, которые будут производиться в рамках холдинга, составляют около 80 млрд руб. — это 25% рынка госзакупок и 8% всего российского рынка лекарств. Планируемая выручка холдинга на 2020 год составляет около 50 млрд руб.», — заявил Чемезов.

Это означает, что «Ростех» может стать крупнейшим поставщиком лекарств для госзаказа: как сообщал РБК, главным госпоставщиком в 2011–2013 годах была компания «Р-Фарм» Алексея Репика, которая занимала 11,4% всего рынка государственных закупок фармпрепаратов (за три года «Р-Фарм» удалось продать государству фармпродукции на 82 млрд руб.).

Журнал Forbes включил Репика в свой рейтинг «Короли госзаказа-2015»: по его данным, «Р-Фарм» — абсолютный лидер по числу выигранных тендеров (около 30 000), сумма подрядов, которые он смог получить за год, составила 32,1 млрд руб.

В 2014 году только рынок препаратов для лечения ВИЧ превысил 20 млрд руб., следует из данных организации «Коалиция по готовности к лечению» (подсчет производился по объему контрактов, заключенных регионами и Минздравом). По данным организации, основными поставщиками были «Р-Фарм» (46% от общей суммы госконтрактов в этом сегменте), «Фармстандарт» (14%), «Фармимэкс» (11%), «Космофарм» (6%) и «Компания «Лига 7» (2%).

DSM Group оценила российский фармацевтический рынок в 2014 году в 1,15 трлн руб. (+10% к 2013 году), при этом 77% лекарств в денежном выражении — это импортные препараты. Объем госсектора — 294,2 млрд руб.: закупки для больниц в прошлом году составили 209,8 млрд руб., на закупку лекарств для льготных категорий граждан государство потратило 84,4 млрд руб.

Госкорпорация «Ростех» (до 2014 года — «Ростехнологии») была создана в 2007 году, цель — содействие разработке, производству и экспорту высокотехнологичной продукции. В ее состав входит около 700 организаций, в том числе «Оборонпром», концерн «Калашников» и Рособоронэкспорт. Чистая консолидированная прибыль «Ростеха» в 2014 году сократилась на 15,25%, до 33,9 млрд руб., консолидированная выручка — на 3,55%, до 964,5 млрд руб.

Сергей Чемезов — давний знакомый Владимира Путина. «Зачем отрицать то, что было? Действительно, мы работали в ГДР в одно время. С 1983 по 1988 год я возглавлял представительство объединения «Луч» в Дрездене, а Владимир Владимирович приехал туда в 85-м году. Жили в одном доме, общались и по службе, и по-соседски. В общем-то обычное дело, в длительной загранкомандировке всегда тянешься к соотечественникам», — рассказывал он в интервью журналу «Итоги» в 2005 году.