Подписывайтесь на нас

Одна из главных задач Life4me+ — предотвращение новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией и другими ИППП, гепатитом C и туберкулезом.

Приложение позволяет установить анонимную связь между врачами и ВИЧ-позитивными людьми, дает возможность организовать своевременный прием ваших медикаментов, получать замаскированные напоминания о них.

Назад
27 сентября 2017, 12:51
79

Россия рассказала ООН о правах уязвимых групп в стране

Россия рассказала ООН о правах уязвимых групп в стране - изображение 1

В Женеве состоялась очередная сессия Комитета ООН, который следит за выполнением странами Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах. Свой доклад представила и Россия.

Члены Комитета интересовались, почему, несмотря на просветительскую работу в области ВИЧ/СПИДа, число новых случаев ВИЧ-инфекции в России растет. Правозащитники ООН хотели знать, что делается для того, чтобы обеспечить наркопотребителей доступом к опиоидной заместительной терапии. Их также интересовала ситуация с правами ЛГБТ+.

Представительница Минздрава Ляля Габбасова признала, что проблема наркозависимости связана с распространением ВИЧ, однако заявила, что заместительная терапия не имеет смысла: «употребление метадона ведет к тому, что наркозависимые вообще мрут», — сказала Габбасова.

«Замена одного наркотика на другой — это не выход из ситуации. Это не лечение. Это ведет к росту наркозависимости и рынка легальных наркотиков. Те методы, которые применяет России, более эффективны, что подтверждается нашими данными», — заявил другой представитель российской делегации.

В беседе с Life4me.plus юрист и координатор международной адвокации ЛГБТ-группы «Стимул» Татьяна Глушкова отметила, что Ляля Габбасова попыталась представить программы обмена шприцев как способствующие увеличению уровня заболеваемости ВИЧ: «В частности, она сказала, что обмен шприцев не поддерживается государством, но НКО не запрещено реализовывать соответствующие программы. Однако она отметила, что уровень заболеваемости ВИЧ, в том числе среди наркопотребителей, является самым высоким именно в тех регионах, где иностранные организации реализовывали эти программы. Мне кажется, что она случайно или намеренно перепутала причину и следствие: я полагаю, что программы обмена шприцев реализовывались именно в тех регионах, где проблема ВИЧ стояла наиболее остро», — отметила Глушкова.

Габбасова также заявила, что программы обмена шприцев должны предполагать контроль за их использованием, а в условиях, когда законодательство не обязывает выдавать только шприцы, которые саморазрушаются после однократного использования, это ведет к повторному использованию этих шприцев. «Мне кажется, что повторному использованию шприцев способствует не наличие, а отсутствие программ обмена», — подчеркнула Глушкова.

Представитель российской Генпрокуратуры заявил, что в российском законодательстве об образовании никаких ограничений в отношении «граждан нетрадиционной сексуальной ориентации» не предусмотрено. Относительно закона о запрете пропаганды «нетрадиционных сексуальных отношений» представитель пояснил, что «дети в России находятся под особой защитой, в том числе их нравственное и духовное развитие, и объектом преступления выступает общественная нравственность». Глава российской делегации призвал «с уважением относиться к традициям».

В беседе с Life4me.plus руководитель социально ориентированной общественной организации Феникс ПЛЮС Евгений Писемский заявил, что ответы российских официальных представителей «привычны для представителей гражданского общества. Если обобщить, то в ответ на факты нарушения прав таких социальных групп, как ЛГБТ, секс-работники и наркопотребители, они заявляют, что не видят каких-либо проблем, а то, что воспринимается как дискриминация, является нарушением традиционных ценностей и морали». Правозащитник призвал «срочно отменить запрет на распространение адекватной информации о профилактике ВИЧ, и о правах человека, которые касаются также касается ЛГБТ».

Татьяна Глушкова подчеркнула, что вопрос Комитета о доступности медицинских услуг для трансгендерных людей российская делегация попросту проигнорировала, как и вопрос о смене гендерного маркера в документах.

В заключение глава российской делегации заявил, что у России «свой путь»: «У нас многонациональная страна. Для некоторых народов восприятие определенных ценностей неприемлемо, и мы не можем в ущерб этим ценностям ущемлять интересы этих народов, провоцируя национальный дисбаланс».

«Стилистика выступлений российской делегации остается неизменной. Говорят о том, какие приняты законодательные акты, государственные программы, направленные на улучшение ситуации с правами человека (в данном случае — с экономическими, социальными и культурными правами), но при этом не упоминают, как эти акты применяются на практике, и дают ли какой-то эффект», — подытожила свои впечатления от выступления российской делегации Татьяна Глушкова.