Одна из главных задач Life4me+ — предотвращение новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией и другими ИППП, гепатитом C и туберкулезом.

Приложение позволяет установить анонимную связь между врачами и ВИЧ-позитивными людьми, дает возможность организовать своевременный прием ваших медикаментов, получать замаскированные напоминания о них.

Назад
17 сентября 2020, 10:17
436

Рост уровня ALT при коинфекции ВИЧ/ВГВ может свидетельствовать о НАЖБП

Рост уровня ALT при коинфекции ВИЧ/ВГВ может свидетельствовать о НАЖБП - изображение 1

Согласно результатам исследования, опубликованным в Clinical Infectious Diseases, стойкое повышение уровня аланинаминотрансферазы (ALT) у людей с ВИЧ и гепатитом В, даже несмотря на контроль вирусной нагрузки ВГВ, указывает на необходимость проведения оценки метаболического риска развития жировой болезни печени (НАЖБП).

Используя данные многоцентрового проспективного когортного исследования взрослых с коинфекцией ВИЧ/ВГВ на антиретровирусной терапии, специалисты попытались определить наличие сопутствующей жировой болезни печени (НАЖБП), ее активность и клинические корреляты, включая риск сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ). Кроме того, они оценили влияние жировой болезни печени на тесты (ALT и аспартатаминотрансферазы [AST]) в качестве побочной реакции активности печени с течением времени.

Участники исследования – положительные по анти-ВИЧ и поверхностному антигену гепатита B (HBsAg) в течение как минимум 6 месяцев – наблюдались в 8 центрах сети исследований гепатита B в США и Канаде. С 28 апреля 2014 г. по 7 ноября 2018 г. 114 пациентам была проведена биопсия печени. Все они находились под наблюдением в среднем 3 года. Стеатогепатит был следствием наличия стеатоза, баллонного образования и перисинусоидального фиброза. Жировая болезнь печени (НАЖБП) была определена как ≥5% стеатоз и / или стеатогепатит.

Средний возраст участников составлял 49 лет, 93% составляли мужчины, 51,3% были чернокожими, 92,3% имели РНК ВИЧ <400 копий / мл и 83% имели ДНК ВГВ <1000 МЕ / мл. Из 114 участников 11 (9,7%) страдали стеатогепатитом, а 23 (20,2%) имели стеатоз. Более высокий процент участников с как минимум вдвое превышающим норму уровнем ALT и аномальным уровнем AST страдали жировой болезнью печени. Половина участников со стеатогепатитом имела как минимум вдвое большие в сравнении с нормой ALT (против 17,4% при стеатозе и 7,8% без жировой болезни печени), а отклонения от нормы AST наблюдались у 60% пациентов со стеатогепатитом в сравнении с 30,4% у пациентов со стеатозом и 15,6% у пациентов со стеатозом без жировой болезни печени. НАЖБП была более распространена у пациентов с более высокой степенью воспаления, измеренной с помощью индекса гистологической активности, и у пациентов с более высокой степенью перисинусоидального фиброза; однако по шкале фиброза Ishak между группами НАЖБП не было существенной разницы.

По сравнению с участниками без жировой болезни печени, участники с НАЖБП имели более высокий уровень инсулина (в среднем 19 против 8,5 мкг / мл; P <0,001), глюкозы (медиана 94 против 89 мг / дл; P = 0,12), и уровни жирных кислот (медиана 0,49 против 0,39 мг / дл; P = 0,21).

В то время как традиционные липидные профили, в том числе общий холестерин, холестерин липопротеинов низкой плотности (ХС-ЛПНП) и холестерин липопротеинов высокой плотности (ХС-ЛПВП), существенно не различались среди людей с жировой болезнью печени и без нее, участники с НАЖБП имели значительно более высокие показатели медианных уровней триглицеридов (171 против 100,5 мг / дл, P <0,001) и аполипопротеина B (95,5 против 80,5 мг / дл, P = 0,028) по сравнению с группой без НАЖБП. Кроме того, у пациентов с жировой болезнью печени была значительно более высокая концентрация частиц ЛПНП, небольшая плотность ХС-ЛПНП, а также невысокая концентрация более низкого подкласса ЛПВП 2-С ( P ≤,001).

После поправки на возраст, пол и употребление алкоголя белую и другие расы против чернокожих (скорректированное отношение шансов [aOR], 8,49 и 16,54 соответственно; P = 0,0004), более высокий уровень ALT (aOR, 3,13 на удвоение ALT; P = 0,003), гипертония (aOR, 10,93; P = 0,002), гиперлипидемия (aOR, 4,36; P = 0,04) и анамнез диабета в семье (aOR, 5,38; P = 0,02) были независимо связаны с более высокими шансами НАЖБП.

После корректировки уровня ДНК ВГВ, возраста и пола, по сравнению с группой без НАЖБП, наличие стеатогепатита было связано с повышенным в 1,93 (95% ДИ, 1,37-2,72) раза риском превышения уровня ALT, тогда как стеатоз без стеатогепатита был связан с 1,34-кратным (95% ДИ, 1,05–1,70) риском превышения нормы ALT (P <0,001).

Ограничения этого исследования включали самостоятельный отбор участников, желающих пройти биопсию печени, что ограничивало возможность обобщения для всей популяции ВИЧ/ВГВ. Кроме того, хотя в срезе исследования уровень ALT был выше при НАЖБП, и эта взаимосвязь сохранялась в течение долгого времени при учете вирусных уровней ВГВ, специалисты не смогли определить, возросла ли ALT в начальный период развития жировой болезни печени.

«Повышенный уровень ALT, несмотря на контроль ВГВ, должен сигнализировать о необходимости проведения оценки метаболического риска и сопутствующей жировой болезни печени», - говорят исследователи. 

«В то время как традиционные метаболические аномалии предсказывают ожирение печени, уровни триглицеридов или субфракции липидов могут потребоваться вместо стандартных оценок уровней липидов для выявления риска сердечно-сосудистых заболеваний и назначения целевой профилактики», - заключили они.

Поделиться в соцсетях