Подписывайтесь на нас

Одна из главных задач Life4me+ — предотвращение новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией и другими ИППП, гепатитом C и туберкулезом.

Приложение позволяет установить анонимную связь между врачами и ВИЧ-позитивными людьми, дает возможность организовать своевременный прием ваших медикаментов, получать замаскированные напоминания о них.

Назад
3 января 2018, 07:00
91

Франсуаза Барре-Синусси: «Панический страх перед СПИДом — не решение проблемы»

Франсуаза Барре-Синусси: «Панический страх перед СПИДом — не решение проблемы» - изображение 1

Франсуаза Барре-Синусси — всемирно известная исследовательница, получившая в 2008 году Нобелевскую премию по медицине за открытие ВИЧ, в ноябре 2017 года возглавила крупнейшую французскую общественную организацию по борьбе с ВИЧ/СПИДом «Сидаксьон» (Sidaction). На этом посту она стала преемницей Пьера Берже — известного бизнесмена, филантропа, сооснователя модного дома Yves Saint Laurent, который в 1994 году вместе с певицей Лин Рено создал Sidaction и был президентом организации с 1996 года до своей смерти в сентябре 2017 года.

Профессор Барре-Синусси дала газете «Фигаро» свое первое интервью в этом качестве, подчеркнув два приоритета в своей работе — повышение осведомленности молодежи о ВИЧ-инфекции и увеличение вклада в научные исследования.

В наше время, когда лечение позволяет людям с ВИЧ жить нормальной жизнью, каждый четвертый молодой человек говорит, что не боится СПИДа. Как продолжать привлекать внимание к теме ВИЧ в такой ситуации?

Сегодня некоторые думают, что лучше иметь ВИЧ, чем диабет. Это очень тревожно. Молодежь должна знать, что такое жизнь ВИЧ-положительного человека на терапии, особенно через личные свидетельства людей с ВИЧ, которых, возможно, не хватало последние годы. Большинство французов не знают, что примерно у 10% пациентов на длительной АРВ-терапии развивается рак или преждевременные старческие заболевания. Информация о ВИЧ-инфекции, которую сегодня получают люди, неполная и нуждается в обновлении. Но я не думаю, что панический страх СПИДа — это правильное решение. Такая реакция никогда не может решить проблему, как показала недавняя истерия вокруг вспышки лихорадки Эбола. Понимание реальной ситуации кажется мне более эффективным путем к тому, чтобы молодые люди чувствовали ответственность за самих себя, своих сексуальных партнеров и других людей.

Каждый пятый молодой человек думает, что ВИЧ передается через поцелуй, каждый шестой — что противозачаточные таблетки могут предотвратить инфицирование... При этом мы видим рост случаев ВИЧ на 24% с 2007 года среди молодежи 15-24 лет. Как бороться с ложными представлениями о ВИЧ и как изменить эту ситуацию?

Это проблема образования в области здоровья. Осведомленность учащихся школ и колледжей сегодня не такая, как раньше. Образование в области ВИЧ устарело, нет актуальной информации о способах профилактики, о лечении. Нам нужны большие информационные кампании и кампании в поддержку действий, как та, что проводит «Сидаксьон» с конкурсом «карманных фильмов» о ВИЧ, привлекая 15-25-летних к съемкам видео и побуждая их использовать свои возможности для борьбы с ВИЧ.

Борьба со СПИДом сегодня пытается вернуть тот боевой дух, которым отличался активизм первых лет.

Этот активизм восходит к тем временам, когда люди боролись за свои жизни, как показано в замечательном фильме «120 ударов в минуту» про движение Act Up [«120 ударов в минуту» — фильм французского режиссера Робена Компийо (Robin Campillo) об активистах борьбы со СПИДом 1990-х. Фильм получил Гран-при Каннского кинофестиваля 2017 года. — прим. Life4me+]. Сегодня активизм продолжается в других формах. Возможно, сейчас это менее заметно, чем в начале 90-х, но его роль остается первостепенной. Научное сообщество должно убеждать правительства действовать совместно с общественными организациями. Нельзя забывать, что именно общественность помогла снизить цены на лекарства, способствовала появлению дженериков, способствовала созданию Глобального фонда... Эта совместная работа, характерная для борьбы с ВИЧ, очень хорошо представлена в Sidaction, единственной французской общественной организации в области борьбы с ВИЧ, которая финансирует научные исследования.

Каково это — стать преемницей Пьера Берже, фигуры для борьбы со СПИДом символической, хотя и спорной, особенно после того как он обвинил Телемарафон в расхищении пожертвований? [В 2009 году Пьер Берже обвинил организаторов традиционного телемарафона в поддержку больных детей в том, что они «паразитируют на щедрости французов» и неэффективно тратят деньги. На Берже подали в суд, в результате чего ему присудили штраф в размере 1500 евро. — прим. Life4me+]

Я не иду по стопам Пьера Берже, хотя он был замечательным человеком, несмотря на определенные разногласия, которые у нас были. За тем щитом, который он возвел, скрывалось золотое сердце. Он понимал, что борьба с ВИЧ/СПИДом — это политическая борьба, и его голос громко звучал в этой сфере. Но я приношу в эту работу мой научный авторитет исследователя. Сегодня я немного встревожена, потому что не слышу, чтобы после президентских выборов во Франции стали больше говорить о здравоохранении. Нам нужна более сильная политическая позиция в вопросе борьбы с ВИЧ. У Эммануэля Макрона была возможность поднять эту тему на научной конференции по ВИЧ, которая прошла в Париже в июле 2017 года, но он не смог на ней присутствовать. Но я жду, чтобы президент лично высказался на эту тему.

Можем ли мы предсказать конец СПИДа?

Цель ЮНЭЙДС — к 2030 году выявить 90% людей, живущих с ВИЧ, добиться, чтобы 90% из них получали антиретровирусную терапию, и чтобы 90% из людей, получающих лечение, достигли неопределяемой вирусной нагрузки. Если мы этого добьемся, мы не достигнем полного искоренения СПИДа, но по крайней мере сможем эффективно контролировать эпидемию ВИЧ. Реалистично ли это? Это предмет большого беспокойства. Каждый год ВИЧ обнаруживают в среднем у 6000 человек во Франции, и у 1,8 млн человек — во всем мире. Как действовать в самых отдаленных регионах? Как добраться до тех 30% людей с ВИЧ, которые не знают, что они инфицированы? Нужно поддерживать исследования, потому что они смогут дать ответ на этот вопрос, нужно вести работу над созданием вакцины и разработкой новых видов лечения. В развивающихся странах мы начинаем встречать случаи резистентности к АРВ-препаратам среди людей, которые раньше никогда их не принимали. Мой самый большой страх — это увидеть, как появляется множественная лекарственная устойчивость к ВИЧ, как это произошло с туберкулезом.

Фото: Academy of Medical Sciences