Одна из главных задач Life4me+ — предотвращение новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией и другими ИППП, гепатитом C и туберкулезом.

Приложение позволяет установить анонимную связь между врачами и ВИЧ-позитивными людьми, дает возможность организовать своевременный прием ваших медикаментов, получать замаскированные напоминания о них.

Назад
30 мая 2020, 08:10
750

Коллаж: "Думал, что не выживу: ВИЧ, туберкулез, подозрение на рак", - Виталий Порческу

Коллаж: "Думал, что не выживу: ВИЧ, туберкулез, подозрение на рак", - Виталий Порческу - изображение 1

Любовь нас делает сильными каждый день. Несмотря ни на что – идем вперед. Поддержка, взаимопонимание, помощь дают нам сил.

Виталий, вы сейчас в Польше. Долго планируете там пробыть?

В Польше я нахожусь с 8 августа 2019г. Рассчитывал задержаться на полгода: подал документы на проживание, ждал получения. Но из-за пандемии вынужден был здесь задержаться, пока закрыты границы.

А как вы получаете там АРВ-терапию?

Я этот момент предусмотрел заранее. Соотечественники, которых я пригласил из Молдовы приехать в Польшу на работу, привезли мне терапию. Еще, у нас в Молдове есть служба, которая ответственна за распределение АРВТ за границей. Если возникают сложности – звоню им напрямую, они связываются с местными НПО, и здесь мне выдают терапию.

Виталий, в вашем интервью для «Позитивной инициативы», вы рассказывали, что узнали о своем статусе в больнице после 10 лет работы в России. Расскажите об этом периоде.

В Молдове где-то последние двадцать лет экономическая катастрофа. Многие мои знакомые уехали на заработок в Россию. Я остался в Молдове, занимался предпринимательством. У нашей семьи есть собственная земля, 6 га, мы на ней работали. Можно сказать, я был небольшим фермером.  Поначалу все было хорошо, но потом затраты стали превышать прибыль. Я подумал, зачем мне тут трудиться задаром, если я за такой же труд могу получать деньги и нормально обеспечивать семью. И я уехал в Москву. Работал садовником и охранником у одного крупного предпринимателя на даче. Прилично зарабатывал.

В это время начались разногласия с женой, закончилось разводом. Я сошелся с россиянкой, мы жили вместе лет шесть, естественно, без всяких предохранений. Потом я попал в больницу: у меня случился микроинсульт. И в день выписки начальник отделения сообщила, что у меня ВИЧ-инфекция. Порекомендовала пойти к инфекционисту и встать на учет. Если бы я сообщил о своем статусе, меня бы депортировали. И я сделал по-другому. Я пошел в платную клинику и сдал анализы анонимно. Диагноз подтвердился. Но я совершил еще одну ошибку – я просто не поверил.

Проработав еще 2 года, я снова попал в больницу. На этот раз с пневмонией. Поначалу в больницу не пошел – лечился самостоятельно. Но ничего не помогало. Врачи еще раз провели со мной беседу по поводу ВИЧ. На тот момент я еле ходил. Когда решил уехать в Молдову, позвал своих сыновей (они были в Москве) и попрощался с ними – думал, что мы уже никогда не увидимся. Как только приехал в Молдову, пошел в СПИД-центр, встал на учет, начал принимать терапию. Там параллельно у меня выявили туберкулез, от которого я лечился 9 месяцев. Это было очень тяжелое время, но я боролся.

Потом я попал на группы взаимопомощи в социальном центре «Новая жизнь». Посещал их с большим интересом. Когда я прошел через отрицание, чуть не умер, то по-другому посмотрел на всю ситуацию, открыл глаза на жизнь. Я чувствовал себя на этих группах, как среди родных. С нетерпением ждал следующих встреч. А дома я был совсем один. Дети уже выросли, жили своей жизнью, а мне хотелось с кем-то поговорить, поделиться.

На встрече группы 25 декабря 2016 года я признался в любви своей будущей жене Алёне и попросил её руки. Через год мы приняли решение открыть свой статус. Подумали, что так будет легче. Плюнули на всё и начали жизнь с нуля. Архимед говорил: «Дайте мне точку опоры, и я переверну мир!» Мы с Аленой искали эту точку опоры, и нашли ее друг в друге. Каждый день мы превращаем свои мечты в реальность. Благодаря Алёне, её любви, моя жизнь изменилась.

Сложно было решиться на участие в проекте «Позитивная девиация»?

Нет. Мы как будто ждали этого момента, с большим удовольствием приняли участие в этом проекте. На самом деле мы участвовали во всех активностях: посещали тренинги, помогали. До тех пор, пока не закрылся филиал социального центра в Сороках. Когда Молдова ушла от внешнего финансирования, все расходы упали на плечи государства, в результате многие центры и филиалы закрылись из-за нехватки средств. Эта участь постигла и наш центр. Прекратились встречи, можно сказать, что распалась «семья». Многие прекратили прием АРВ терапии. В городе стало очень много инфицированных. На данный момент мы с Алёной волонтерим в Бельцком социальном центре, часто заходим к ним в гости, когда ездим сдавать анализы и получать АРВ терапию (мы её в Бельцах получаем).

Нам предлагали переехать в Кишинёв, но мы не решились. Нам с таким трудом удалось начать строить и обустраивать свой оазис счастья в деревне, поэтому мы не стали рисковать.

Виталий, вы живете в маленьком населенном пункте. Приходилось сталкиваться с проблемами из-за статуса?

Может быть проблемы и есть, но в лицо нам никто не говорит. До открытия статуса у меня был случай. Мы дружили с мужем директора школы. И однажды я пошел к ним домой, а мне сказали, чтобы я больше не приходил: у них маленький внук, не хотели проблем. Думали, что я могу заразить кого-то. Тогда я понял, что люди даже с высшим образованием у нас не информированы.

Ко мне и на работе подходили коллеги, интересовались моим статусом. Здесь, наверное, было чистое любопытство. Я объяснял, рассказывал, что это за инфекция, как с ней жить и тд. Основная мысль, которую я старался донести: «Нужно вовремя и регулярно принимать лекарства, и можно спокойно дожить до старости». Не знаю, как других, но меня ВИЧ-инфекция сделала более ответственным. Когда я работал в мэрии, со мной случился интересный случай. В мои обязанности входила работа с документами. Но как-то под Новый год мэр уехал, и меня попросили побыть местным Дедом Морозом - пройтись по школам и раздать детям подарки. Только подумайте, два года назад директриса школы запретила мне заходить к ним домой, а теперь звонит и приглашает в школу. (Смеёмся).

Как ваши дети приняли новость о диагнозе?

Дети уже взрослые: три сына у меня, и у Алёны два сына и дочь. Я поначалу не хотел до конца открывать детям всю правду. Но, как говорится, земля круглая, за углом встретимся. Мой старший сын инфицировался раньше меня. После армии он уехал в Москву, попал в больницу с каким-то воспалением. Там у него выявили ВИЧ. Я ходил с ним по больницам, искал для него информацию. Вся семья сплотилась вокруг случая с сыном, помогали и поддерживали его. И на тот момент, когда у меня выявили ВИЧ, я уже многое знал про это заболевание, я был готов.

С моей бывшей женой после развода были дружеские отношения, я помогал финансово, обеспечивал семью. Но когда у меня выявили ВИЧ, и я полуживой приехал в Молдову, жена прекратила со мной всяческое общение. Это было обидно. А дети приняли нормально мой диагноз, проблем не было.

Как дети отнеслись к вашему браку с Алёной?

Тоже нормально. Они даже одобрили, сказали, что хватит мне быть одному, надо свою жизнь устраивать.

Скажите, что для вас было сложнее всего в ситуации с ВИЧ?

Я был в таком тяжелом состоянии, что мне было уже все равно. Я думал, что не выживу: ВИЧ, туберкулёз, были опасения, что ещё и рак легких. У меня уже не было шансов. Надеялся только на чудо. Рака легких не оказалось, от туберкулеза я с трудом вылечился. Лечение и физический труд поставили меня на ноги.

Я очень переживал, когда у сына выявили ВИЧ, – это было гораздо тяжелее принять, чем свой диагноз. Боялся за его судьбу. Но он женился, уехал во Францию, сейчас всё у него хорошо.

Расскажите немного о ваших планах. Чего бы вы хотели?

Я бы хотел, чтобы нашли лекарства или вакцину от ВИЧ. Хочу, чтобы люди так не страдали. А в личном плане – семейного счастья и здоровья. Любовь нас делает сильными каждый день. Несмотря ни на что – идем вперед. Поддержка, взаимопонимание, помощь дают нам сил.

Виталий, вы считаете себя счастливым человеком?

Конечно. Я вообще считаю себя счастливчиком: выжил, встретил прекрасную женщину, начали жизнь с чистого листа, просто с нуля. Теперь у нас есть всё: дом и хозяйство, как мы мечтали.

Есть же здоровые люди, которые могут работать, зарабатывать – но почему-то не делают. А мы вот делаем, несмотря на сложности, проблемы и слабое здоровье. Главное - верить. Если веришь, обязательно сбудется.

Виталий, ваше пожелание нашим читателям.

Я бы дал совет – никогда и ничего не бойтесь. Не будьте рабами своего страха. Если не бояться – жизнь сложится по-другому совершенно. Есть люди, которые боятся пойти сделать тест на ВИЧ, начать лечение. Так нельзя. Делайте все нужное прямо сейчас, сегодня, потому что завтра может быть поздно. Когда перестанете бояться, начнете действовать, постепенно решатся все ваши проблемы.

Автор: Лилия Тен

Поделиться в соцсетях