Одна из главных задач Life4me+ — предотвращение новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией и другими ИППП, гепатитом C и туберкулезом.

Приложение позволяет установить анонимную связь между врачами и ВИЧ-позитивными людьми, дает возможность организовать своевременный прием ваших медикаментов, получать замаскированные напоминания о них.

Назад
13 марта 2021, 07:14
727

Не страшно знать свой статус - страшно его не знать

Не страшно знать свой статус - страшно его не знать - изображение 1

Давиду двадцать лет, и он уже равный консультант как минимум для трех дискриминируемых сообществ - людей живущих с ВИЧ, людей употребляющих наркотики и ЛГБТ+. О своем опыте говорить не боится, но пока не готов прокричать о себе на весь мир. Полуоткрытый гей, который ощущает себя небинарной личностью и создает мир вокруг себя без стигмы и дискриминации. Мечтает через активизм и просвещение сделать общество более гуманным к людям с положительным вич-статусом.

Я родился в Питере и прожил там до 4 класса школы. Потом начались переезды по разным городам России. Меня передавали с рук на руки от родителей к бабушке с дедушкой, и так я оказался в Кыргызстане. Немного пожил на юге страны и отправился сюда, в Бишкек, в 14-15 лет. Потом снова уехал в Россию учится на психолога, но бросил учебу и пошел работать за барной стойкой. Моя мама постоянно звонила и говорила, что ей меня не хватает или что-то в этом роде. Пришлось вернуться в Кыргызстан и поступить на “Бизнес и финансы”. Но там тоже с учебой не сложилось, и с тех пор я работаю в правозащитной организации. 

Ты чувствовал себя свободным в детстве?

Были периоды, когда мама меня забирала к себе, и я пробовал жить с ее новым мужем, но мне самому было некомфортно. Ему было все равно, есть ребенок, нет ребенка - без разницы. Но при этом он проявлял строгость. Постоянные слежки “ты где”, почему после часа ты не приходишь домой, если учеба у тебя в 12.30 заканчивается. Меня это очень настораживало, и я выдержал только год такой жизни. 

Фото из личного архива Давида

Расскажи про ситуации, когда люди узнают про твой положительный ВИЧ-статус. Как это происходит обычно? Сам ли ты рассказываешь? Или бывают случаи, когда тебя “аутят”?

Я узнал свой статус всего лишь год назад. Тогда я жил со своим партнером, и когда я ему рассказал, он хорошо отнесся, сказал, что это нормально, что люди с этим живут, успокаивал меня. Но через 2 дня он сильно напился и начал обвинять меня в неразборчивых половых связях, сказал, что я от кого-то заразился. Потом мы с ним расстались, и я постоянно проводил время на работе 24/7. Даже домой не приходил, сам себя отвлекал, пытался притвориться, что его нет.

Твоего парня?

Нет, моего ВИЧ-статуса.

И ты не принимал АРВ-терапию?

Я сразу начал принимать таблетки, как только мой статус подтвердили в Республиканском центре СПИД. Практически не пропускал приемы, но при этом пытался обмануть себя, и говорил себе, что это просто витамины. Например, сейчас у меня записан будильник, как “АРВТ”, а раньше было написано “витамины”.

Почему тебе сразу было сложно назвать, как есть?

Потому что только со временем я начал принимать себя, понимать, что это не конец света. И стал понимать, что если люди перестают со мной общаться из-за моего статуса - nice, это ваше право. Скорее всего, моя работа равным консультантом в правозащитной организации тоже помогла - теперь я могу с любым человеком поделиться информацией о ВИЧ.

Тебе хватило одного года, чтобы научиться с этим жить?

В прошлом году был карантин, и я остался один на один со своими мыслями и пожирал себя изнутри. “Зачем ты это сделал? Как у тебя это получилось?” Потому что я не знаю, откуда я получил свой статус. Но первые полгода рядом не было людей, которые бы могли мне объяснить либо поддержать. Мне приходилось самостоятельно с этим разбираться, потому что и друзья, и подруги в принципе не знали, что такое ВИЧ, и с чем его едят.

Фото из личного архива Давида

А с кем ты поделился в первый раз?

Я позвонил своей лучшей подруге. Сказал, что у меня ВИЧ-статус. Она сказала: “Да ты врешь!” Я отправил ей свое фото, где я сижу в СПИД-центре и получаю таблетки. Потом она сходила в интернет, прочитала что-то там и говорит: “Да, ты можешь жить с этим”. Мне как-то стало легче, но я понимал, что этот человек точно так же, как и я, не знает, что такое ВИЧ.  

Можешь вспомнить свои ощущения, когда ты узнал об этом впервые? И почему ты вообще пошел сдавать тест?

Вообще я каждые полгода сдаю тест на ВИЧ. Это был уже не первый раз. Я пошел в “Кыргыз Индиго” (прим.: ЛГБТ+ организация в Кыргызстане), сдал экспресс-тест на ВИЧ, и когда вышло положительно, у меня слеза пошла. Мне помогал сотрудник организации, у них есть люди, которые проводят коснультации и экспресс-тесты. Я с ним достаточно давно знаком, поэтому мог полностью ему довериться. И когда вышло положительно, я говорю, давай еще раз проверим. Вдруг это неправильно, или что-то сломалось. Придумывал оправдания для себя. Второй раз вышло положительно, и это было в пятницу вечером, когда уже закрыт СПИД-центр, где нужно проходить тест для подтверждения статуса. То есть, мне потребовалось 2 дня, чтобы себя успокоить либо найти силы в себе, чтобы пойти и сдать кровь. Через три дня после работы захожу за анализами, и там сидит байкешка (прим.: “байке” в переводе с кыргызского языка - взрослый мужчина, обычно старше по возрасту) и по его выражению лица понятно, что у меня уже есть ВИЧ-статус. И я заплакал. Но был вынужден сидеть и отвечать на все эти глупые сто двадцать тысяч вопросов, которые он мне задавал.

То есть, когда тебе дают результаты теста, тут же начинают анкетировать?

Да, тут же начинают тебя куда-то там записывать, задавать вопросы, и вопросы совсем не тактичные. Например, занимался ли ты секс-работой, оказывал ли ты секс-услуги… Ну, я понимаю, что это для того, чтобы узнать, откуда люди получают ВИЧ. Но мне кажется это не так должно быть. Не так резко.

А как для тебя было бы комфортно?

Не знаю, но хотя бы дать человеку пару дней остыть. Как-то объяснить, что сейчас будут вопросы. А не сидеть с огромной бумажкой и говорить: “Занимался проституцией?”. Нет. “Наркоман?” - Нет. Эти вопросы меня пугали,  а потом этот старенький дяденька-врач сказал мне напоследок: “Я тебе даю совет, не ходи так, это может быть для тебя опасно”. У меня в одном ухе была серьга. Конечно, спасибо за ваши опасения, но, камоон, давайте я сам решу. То есть я прихожу сдавать тест на ВИЧ и узнавать результаты, а он мне дает советы, как мне выглядеть. В городском центре СПИД тоже была строгая с виду женщина, и она посмотрела на мою руку и говорит: “Откуда эти наколки?” (прим: копирует неприятную интонацию). Я говорю, у меня нет наколок. Она спрашивает: “А вот это что?”. Ааа, вы про татуировки? Татуировки мне сделали в салоне. Я все понимаю, но обращаться к людям с такой тональностью...  до сих пор в ушах стоит эта фраза “откуда эти наколки”. Но в остальном она была приятной. Она сидела и рассказывала, что такое ВИЧ, что с этим можно жить. Что каждый день люди приходят, получают свои таблетки и живут до старости хорошо и могут иметь здоровых детей. Она превратилась в ангела. А могла бы сразу быть такой, а не спрашивать, откуда у меня наколки, и где я делал проколы шеи. 

Скажи, чем могут твои откровения и твой опыт помочь другим людям?

Могу сказать, никогда не бойтесь знать свой статус. Не страшно, когда ты знаешь свой статус - страшно, когда ты его не знаешь. Если бы я не знал, я бы мог передать кому-то, или ВИЧ мог бы перерасти в стадию СПИД. И было бы намного хуже. И хочется сказать людям, что если кто-то вам раскрывается и говорит о своем статусе - не надо это передавать третьим лицам. Когда я сделал каминг-аут своей маленькой группе друзей, через два-три дня произошел аутинг. Меня аутнули в ночном клубе. 

Ты как-то рассказывал мне, что тебя ревнуют бывшие и назло рассказывают о твоем статусе. 

Да, часто в клубе, когда бывший приходит туда и видит, что я с кем-то мило болтаю, он прямо подходит к этим мальчикам и спрашивает: “А что у вас?” И тот отвечает, что между нами симпатия, или любовь или что мы занимались сексом. И он тогда говорит: “А ты знаешь, что у него ВИЧ?” С тех пор я стараюсь говорить о своем статусе сразу, когда завязывается более тесное общение, но я пока не готов знакомиться так: “Привет, меня зовут Давид, у меня ВИЧ-статус”. Думаю, это придет со временем, и я, скорее всего, так и буду делать. Потому что мне уже поднадоело, что меня везде аутят - лучше я сам расскажу. Однажды один парень с утра мне написал: “Твой бывший сказал, что у тебя венерическое”. Я думаю, ого, это что-то новенькое, а то от ВИЧа я уже как-то подустал. Оказалось, что он с моим бывшим перестал разговаривать. И он мне говорит: “Я хотел вести разговор с тобой, потому что я считаю, что это некрасиво”. И я такой думаю, боже мой, ну что за лапочка - потому что это был первый человек, который не пришел с допросами: “А это правда, что у тебя ВИЧ?” А так обычно, когда я просыпался после ночного клуба, сообщения в мессенджерах пестрили одним и тем же: “Твой бывший сказал, что у тебя ВИЧ. Это правда?” Раскрывают мой статус постоянно - то друзья, то бывшие, то вообще знакомая сотрудница в ночном клубе.

Как работа в правозащитной организации и твой активизм изменили твою жизнь?

Это было ожидание и реальность. Я думал, приду в организацию и поменяю мир! Буду говорить людям, как нужно жить, чтобы все было классно. Так не случилось, конечно, но моя жизнь очень круто поменялась. Моя работа дала мне понять, что все люди разные, и они равные. Благодаря активистской сфере, я стал знать о людях чуть больше, знакомился с такими классными людьми, проводил с ними время, обменивался опытом. И я понимаю, что было бы, если бы я не подал на эту должность и работал бы дальше за баром.

И что было бы?

Моя жизнь была скучной. Я никак не обесцениваю работу бармена, она очень классная, суперская. Но учитывая то, как я люблю алкоголь, я бы спился и умер (смеется). И еще новая работа дала мне толчок к самообразованию и личностному росту. Сейчас я работаю аутрич-работником, знакомлюсь с людьми, говорю им про ВИЧ, и это для меня возможность, как для человека, у которого ВИЧ-статус, но он не может об этом открыто говорить. 

Насколько я поняла, твоя работа - это большая часть твоей жизни. А какие еще есть увлечения?

Я обожаю фотографировать. Но свои работы я сейчас не выкладываю. Когда-нибудь будет такой взрыв - открою новую страницу, куда буду выкладывать фотографии, которые я своими руками делал. Еще обожаю писать фанфики. Я читаю классическую литературу, но еще стараюсь читать и современную. Недавно попробовал почитать “Яой” (прим.: жанр манги и аниме, изображающий гомосексуальные отношения между мужчинами), потому что раньше этим не увлекался, и я подумал, why not. Когда есть вдохновение, я пишу что-то свое. 

Фото из личного архива Давида

О чем твой самый недавний фанфик? Кто главный герой?

Не поверишь - Навальный! У меня он постоянно выходит в ТикТоке, постоянно только и слышал “Навальный-Навальный, Путин-Путин”. Я подумал, why not - напишу. Путин тоже там есть, я как-нибудь дам тебе почитать. Но меня кто-то уже опередил, и все сейчас перепощивают стёб, в котором шиперят Навального с Путиным. Они там в отношениях (смеётся).

Еще я делюсь опытом о том, как я был ЛУИН (прим.: люди, употребляющие инъекционные наркотики). У меня был опыт в течение полугода. Я в активизме своем не ограничиваюсь рассказами о том, какие бывают гендерные идентичности и сексуальные ориентации, я туда добавляю еще ВИЧ, СПИД, ИППП, наркотики. Свой личный опыт я несу через консультации “равный равному”. И у меня преимущество, потому что я могу говорить с группами ЛУН, ЛЖВ, ЛГБТ - в целом.

А в повседневной жизни часто сталкиваешься с непониманием и дискриминацией?  

Когда я снимал квартиру с человеком из ЛГБТ сообщества, спустя неделю я ему говорю “Я принимаю таблетки”. Он спросил, что за таблетки, я объяснил про АРВТ и про свой ВИЧ-статус. И он мне говорит: “Хорошо, а ты можешь в зале спать, а не в одной комнате со мной?” Потом с утра смотрю, он отделяет для меня полотенце, посуду помечает. И еще попросил меня убраться после себя в ванной и провести дезинфекцию антисептиком. Я сказал, что я понимаю его опасения, но это уже слишком с его стороны. И предложил ему все доступно объяснить. Взял огромный ватман, не поленился, нарисовал маркером и объяснил, что никогда через воздух, полотенце, личные вещи вич не передается. Передается только половым путем, вертикально. Даже объяснил факторы, где может содержаться вирусная нагрузка. Но человек все равно остался при своем.

Еще один мой бывший постоянно включал песню Земфиры “А у тебя СПИД - и значит мы умрем”. Издевательство было надо мной постоянно - каждые 5 минут включал эту песню, или раскрывал мой статус среди своих друзей. Меня хватило с ним на месяц отношений. Был период, когда он еще говорил “Ой, да ты просто придумал, такого вируса вообще не существует, и люди вообще это придумали”. Вел себя как ВИЧ-диссидент.

А как думаешь, почему люди так реагируют?

Мне кажется, что когда люди даже сталкиваются с этим - они не понимают, либо уходят в стереотипы. Потому что у нас здесь всегда твердили, что ВИЧ это болезнь наркоманов, геев и так далее. И люди думают, да, это существует, но это за гранью меня, за гранью моего “нормального” общества.

Поделиться в соцсетях