Одна из главных задач Life4me+ — предотвращение новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией и другими ИППП, гепатитом C и туберкулезом.

Приложение позволяет установить анонимную связь между врачами и ВИЧ-позитивными людьми, дает возможность организовать своевременный прием ваших медикаментов, получать замаскированные напоминания о них.

Назад
26 октября 2019, 08:06
684

Коллаж: «Социальная работа с наркопотребителями совершенно не развита», - Алексей Тананин

Коллаж: «Социальная работа с наркопотребителями совершенно не развита», - Алексей Тананин - изображение 1

Я не могу рисковать организацией и бросаться на амбразуру. На сегодняшний день в Челябинской области нет никакого другого социального сервиса для потребителей, кроме нашего. Поэтому мы стараемся влиять на ситуацию через участие в тематических комитетах и общественных советах области.

Алексей, какие на сегодня у фонда «Источник надежды» основные фокусы работы?

Наша основная деятельность – это работа с людьми, употребляющими наркотики, и их родственниками. Особое внимание мы уделяем уязвимым группам. Работаем в контексте профилактики ВИЧ с элементами программ снижения вреда, проводим также консультации и обучающие мероприятия.      

Расскажите о проекте «Точка опоры»?

Идея этого проекта зрела давно. Потом СПИД-Фонд Элтона Джона объявил грантовый конкурс, и я долго думал – подаваться или нет. Считал, что мы слишком маленькая организация для работы с таким большим фондом. Мне очень помог Михаил Голиченко из Канадской правовой сети по ВИЧ/СПИДу. Он убедил меня подаваться, сказал, что у нас есть все необходимые для этого ресурсы.

Я сел и начал писать. Сначала замахнулся на весь Уральский федеральный округ, состоящий из пяти областей. Потом посоветовался и понял, что это слишком. В результате мы остановились на Челябинской области. Написали заявку. С переводом на английский язык нам помогал знакомый, который долгое время жил в США и работал в социальной сфере. Соответственно ему были знакомы все ключевые выражения и термины, присущие нашей работе. Всё складывалось само собой, было внутреннее ощущение, что мы на верном пути. В результате нашу заявку одобрили.

Ещё одна победа, о которой я не могу не упомянуть – мобильный пункт тестирования, который мы приобрели силами самого сообщества. Купили подходящую машину по выгодной цене и самостоятельно её переоборудовали. И это заслуга самого сообщества. Я очень благодарен за каждый рубль, вложенный в это дело.

А какие бесплатные сервисы доступны для людей, употребляющих наркотики?

В Челябинской области есть программа, поддерживаемая Министерством социальных отношений. Ежегодно на эту программу выделяется квота в размере порядка 3 млн. рублей из расчета 50 тысяч рублей на одного реабилитируемого. Занимаются этим 5 реабилитационных центров, которые прошли соответствующие проверки и заключили договора с Министерством социальных отношений. Чтобы попасть туда, необходимо иметь прописку в пределах Челябинска, и встать на учёт в местной наркологии. Естественно, количество мест ограничено, но возможность получить эту помощь вполне реальна.

В области есть и негосударственные реабилитационные центры. Например, мы сотрудничаем с 40 центрами, куда выезжают наши специалисты, проводят информационные сессии, индивидуальные консультирования, экспресс-тестирования на ВИЧ и гепатит С. Далее оказываем социальное сопровождение в СПИД-центр для получения медицинской помощи тем, у кого был положительный результат.

Алексей, скажите, что из задуманного у вас получается воплотить в жизнь, а что нет? И в какой помощи вы нуждаетесь?

Нам удается всё, что задумываем, потому что мы упертый народ. (Смеется). Я всегда говорю - раньше же получалось искать и доставать. Есть задача, включайте смекалку и достигайте.  

Сейчас я всё чаще думаю над привлечением профессионального научного сообщества. Доктора, академики, ученые, которые смогут обосновать эффективность нашей работы с научной точки зрения. Когда мы стараемся выстраивать диалог, ссылаясь на международные исследования, нам говорят, что это хорошо работает «где-то там, у них», а у нас другой менталитет, другие подходы.

Мы уже предприняли некоторые шаги в этом направлении: договорились с Челябинским государственным университетом о проведении совместных исследований. Тем не менее нам очень нужны контакты и знакомства с ключевыми персонами из научной среды как на местном, так и на федеральном уровне. Очень бы помогло знакомство с Ворониным Евгений Евгеньевичем. И у меня есть идеи, которыми хотелось бы с ним поделиться, рассказать о нашей работе. Для кого-то это сущая мелочь, а для нас большая помощь, в которой мы нуждаемся.

Алексей, для вас лично какое значение имеет работа в фонде?

Во-первых, я сам из сообщества и долгое время проходил свой личный путь, работая в организации. Один из моих братьев умер от наркотиков, второй, к счастью, смог завязать. Очень мотивирует благодарность людей и реальные изменения в их жизнях.

Мотивирует также ответственность за команду. Я стараюсь быть для них положительным примером, стараюсь грамотно распределять ресурсы организации, чтобы все своевременно получали вознаграждение за проделанную работу.

О семье

Супругу зовут Елена. Мы познакомились десять лет назад. Она вообще не имеет никакого отношения к тому, с чем я работаю. Был только один случай, но я не знаю, как это произошло - в 2006 году она оказалась в команде волонтеров, которые регулярно посещали стационар при СПИД-центре. Они приходили, подбадривали пациентов и оказывали поддержку.

Мы с ней встретились в 2009 году. Потом появились дети. Старшего сына зовут Лев, ему 7 лет. В этом году пошёл в первый класс. Доченька Ева, ей 5 лет, она ещё в садике. Очень активная и коммуникабельная. Её постоянно выбирают для участия в разных выступлениях. А Лев увлекается конструированием, он у нас умник и изобретатель.

Лена ведёт свой небольшой бизнес по продаже природных полезных трав. Но не каннабиса. (Смеемся). Это травы Алтая, лечебные сборы, травяные чаи.

Как она относится к вашей работе?

Она очень хорошо относится, поддерживает и понимает меня. Лена очень добрая и понимает, что сегодня мало хорошего делается в стране для людей, употребляющих наркотики. Много делается для галочки или красивого отчета. Но за всем этим нет человечности и уважения к личности. А наша работа напротив, в первую очередь направлена на человека, вне зависимости от того, кто он и в каком состоянии находится. Мы всегда видим личность, которую стараемся поддерживать и всячески развивать. 

На сегодняшний день в Челябинской области нет никакого другого социального сервиса для потребителей, кроме нашего. С одной стороны, это лестно, с другой — это очень большая ответственность. Сейчас мы планируем открыть пункт профилактики с элементами снижения вреда в Копейске, в 30-ти километрах от Челябинска. Я вижу, что в будущем небольшие пункты профилактики и снижения вреда должны быть открыты в каждом городе. А в больших городах нужно открывать по 2-3 таких пункта.

Алексей, а как вы проводите свободное время?

У меня его нет. (Смеется). Очень трудно найти свободное время, много работы. И, как следствие, появляется профессиональное выгорание. Я только сейчас начинаю ощущать это на себе. Просмотр фильмов, хорошая музыка помогают отвлечься, побыть наедине с собой и получить психологическую разгрузку.

Когда в последний раз были в отпуске?

На самом деле не так давно. Всё благодаря друзьям, они меня, можно сказать, вырвали, и мы поехали на двух машинах в Крым. Непростой выдался отдых: трое суток за рулем в одну сторону, трое суток обратно. Отдых был больше для семьи. По-моему, у активистов с этим тяжело. Хорошо бы кто-то организовывал мероприятия по профилактике выгорания для активистов. Потому что сам я не могу, мне жалко времени.

А какой отдых для вас был бы самым лучшим?

Хочется на природу, можно даже в палатках. Потому что ни город, ни комфортный отель не заряжают энергией так, как природа. Я даже купил 5-ти местную палатку, чтобы на выходных выезжать на озера, которых у нас много в Челябинской области. Эта палатка уже два года так и лежит у меня на балконе. В общем, если помечтать, то лучший отдых для меня – это отдых на природе.

Цели, планы, желания

В целях – построить работу таким образом, чтобы обеспечить максимальную устойчивость жизнедеятельности проектов. В ближайшие два года открыть еще два пункта профилактики и снижения вреда.

Желаю, чтобы наркополитика хотя бы немного изменилась в лучшую сторону. На мой взгляд, для глобальных перемен необходим комплексный подход. А у нас совершенно не развита система социальной работы с наркопотребителями. Что-то мы сможем сдвинуть с мертвой точки. Но большие перемены произойдут не скоро, не в ближайшие 10 лет. Моя мечта – чтобы это начало двигаться. Чтобы в головах людей, которые принимают решения, упали барьеры в принятии научно обоснованной и адекватной информации.

Жизненное кредо

Одно из моих любимых кредо: всегда быть искренним и настойчивым.

 

 

 

Автор: Лилия Тен
Фото: EECAAC 2018

Поделиться в соцсетях