Одна из главных задач Life4me+ — предотвращение новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией и другими ИППП, гепатитом C и туберкулезом.

Приложение позволяет установить анонимную связь между врачами и ВИЧ-позитивными людьми, дает возможность организовать своевременный прием ваших медикаментов, получать замаскированные напоминания о них.

Назад
14 ноября 2020, 08:00
413

Коллаж: "Первое, о чём я подумал, что ни я никого не смогу полюбить, ни меня", - Kirill Aga

Коллаж: "Первое, о чём я подумал, что ни я никого не смогу полюбить, ни меня", - Kirill Aga - изображение 1

Kirill Aga - это мой псевдоним, означающий князь, властитель, господин, мудрость.

Кирилл, привет, рада с тобой познакомиться. Расскажи читателям о себе: откуда ты, чем занимаешься?

Я родом с Урала, пишу стихотворения, люблю фотографировать, стараюсь быть человеком. В 2018-м приехал в Москву поступать на режиссера, но в итоге поступил в педагогический на воспитателя. Учусь на третьем курсе и параллельно работаю няней для 7-летнего мальчика: забираю его со школы, помогаю делать домашнее задание, вожу на секции и кормлю.

Ты окончательно распрощался с желанием стать режиссером?

Я четыре раза поступал во ВГИК. Дважды проходил на второй этап творческих испытаний, но поступить так и не удалось. Стоит ли мне пытаться в пятый раз? У меня есть идеи, желание, но не хватает теоретических знаний. Возможно, одного желания мало. Моё понимание дошло до такого уровня, что в любом случае я смогу снять фильм в 30-40 лет без галочки о том, что я учился во ВГИКе. Со мной вместе поступал парень, который закончил театральную школу, снимался в каком-то сериале на СТС. И я, на тот момент - парень со второго курса педагогического университета, у которого есть только желание и готовность работать над собой и своим творчеством. Но комиссия на таких как я вообще не смотрит. Как по мне, им было важно, чтобы у человека, который сидел перед ними, был опыт. У меня же, к сожалению, его не было.

Расскажи, как ты попал на слёт для подростков, организуемый Светланой Изамбаевой?

Давай я расскажу с того момент, как узнал о своем статусе.

Хорошо, давай.

Весь 2019 год, будучи донором, я регулярно сдавал кровь в НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского. В марте этого года я вернулся домой к родителям на период самоизоляции. Мне почему-то хотелось пойти и сдать свою кровь точно так же, как я это делал в Москве. На тот момент как раз прошло два месяца. В тот день я предложил это сделать всей семье. Моя старшая сестра работает медсестрой, она на эту кровь уже смотреть не может. У папы – высокое давление. Младшие брат и сестра еще слишком малы. В итоге на станцию переливания крови со мной поехала мама, но она так распереживалась, давление поднялось, что кровь разрешили сдавать только мне одному. Мне довольно скоро перезвонили и попросили явиться лично.

Первое, о чём я подумал, узнав о диагнозе, что ни я никого не смогу полюбить, ни меня.   

Я попросил медсестру в СПИД-центре дать возможность сфотографировать пробирки с моей кровью на память. А сам во внутреннем монологе для себя в это время думал: «Кирилл, посмотри, вот так выглядит твоя зараженная кровь». Кстати, в этот момент улыбка с моего лица не спадала и не спадает до сих пор. Не дождётесь!

Я сразу решил обо всем рассказать родным. Мама, кажется, поначалу толком ничего не поняла. Папа, как я сейчас вспоминаю, не хотел услышать о ВИЧ от меня. Вышло наоборот. В наше время ожидание и реальность часто не совпадают. Для одной из моих подруг новость о том, что у меня ВИЧ, была сродни сюжету из фильма, который мы смотрим – за гранью реальности.

Когда я рассказал о своем диагнозе, мама даже смотрела информацию в лечебнике. Тот, что про разные травы и растения, где-то 80-х годов выпуска. Её можно понять. Я понимаю. Кто мог подумать, что у меня будет ВИЧ-инфекция? К этому не был готов ни я, ни моя семья. У нас не было элементарных знаний, даже о том что такое ВИЧ и как передается.

В тот же день я рассказал двум близким подругам и куратору из университета, которая стала мне практически второй мамой. Как по мне, у всех была адекватная реакция, а главное, принимающая, что для меня было очень важным. Хотя я  сам этого не осознавал.

Екатерина Степанова и Светлана Изамбаева

Еще до всех этих событий один мой ВИЧ-положительный знакомый как-то обмолвился, что знает отличный вебинар, в котором хорошо и просто рассказывается о ВИЧ. Когда я узнал свой статус, написал ему и попросил прислать ссылку. Этот вебинар вела Екатерина Степанова. Она меня сразу же покорила. Я пересматривал вебинар три раза, один из них с папой. Потом я узнал, что она работает в H-Clinic, подписался на её профиль в Instagram. В одном из постов я увидел информацию про слет молодежи. Я тогда не знал, что в этом году планируется еще один, но тем не менее написал Екатерине, что хотел бы принять участие, если будет такая возможность.

А потом мне Екатерина Степанова посоветовала «написать Свете». Но я не знал, кто такая Светлана Изамбаева. (Смеется). Просто подумал про себя, «какой Свете», и начал искать. Конечно, я её нашел, мы списались, а потом созвонились. В итоге, я оказался на слёте, причем в качестве волонтера и капитана команды под названием «Домино». (Улыбается). Со Светланой мы постоянно на связи, я начал вести группу поддержки с детьми в Zoom. И 13 ноября полечу в Казань на «ВИЧеринку».

Скажи, что ты открыл для себя на этом слёте?

Я для себя выделил одного человека, который меня невероятно удивил. Это была 11-летняя девочка, которая внешне выглядит как ребенок, но внутри – она взрослый, самостоятельный человек. Она для меня стала ангелочком на этом слёте. Вообще я понял, что ВИЧ-положительным подросткам очень непросто в жизни. Мало, кто себе представляет и думает об этом, но люди, с развитой эмпатией меня поймут. 

Как ты считаешь, твоя жизнь изменилась?

До того телефонного звонка я был другим человеком. Жил будто в тумане, не имел определённой цели, был окружен непонятными людьми. Я стал задаваться вопросами: нужны ли мне эти люди, нужен ли я им, что будет дальше? Я не сомневался в одном – я обязан прежде всего самому себе продолжать проживать свою удивительную жизнь.

ВИЧ-инфекция заставила меня переродиться и начать жить более осознанно. Мне повезло - буквально сразу меня стали окружать люди, которые обладают верными знаниями и принимают меня таким, какой я есть. Понял, что у меня есть друзья и люди, к которым можно обращаться и задавать вопросы. И для них мой вопрос будет не глупостью, а вопросом для них же, на который и они найдут ответ, только для себя. Сейчас меня окружают по-настоящему удивительные люди. Я открыл глаза и стал видеть, что происходит у меня перед носом. Не каждому это дано. Вообще я понял, что мне ВИЧ-инфекция дана не просто так, а с определенной целью, которую я ищу до сих пор. Я найду. Помнят же все: «кто ищет, тот всегда найдет».

Ты сказал в самом начале, что так должно было быть. Что ты имел ввиду?

Все началось в 2018 году с крови. Я вдруг спросил у родителей - какая у меня группа крови. Родители предполагали, что третья положительная. А выяснилось, что третья отрицательная, к сожалению, они были не правы. Я даже немного расстроился. С тех пор мной овладела мысль о крови, я написал несколько стихотворений на эту тему. Потом я повстречал одного человека, который признался, что у него ВИЧ. Чуть позже еще одного. И я даже начинал смотреть фильм Дудя, но досмотрел его уже, когда узнал о своем статусе. Всё шло к этому, как я думаю. Мою ответственность в этом вопросе тоже никто не отменял. Я всё прекрасно понимаю. Мне хочется сказать спасибо этому человеку, правда. Возможно, мы когда-нибудь встретимся в СПИД-центре и я без всякого смущения подойду и скажу слова благодарности – прямо, честно, возможно, со слезами на глазах. Не потому, что больно, просто так получится. Я себя знаю.

Знай, всё в этой крови останется.

В той алой, что в тебе внутри.

Думаешь, это просто тебе достанется?

Ты подумай, себе – не лги.

Это с тех пор ты стал донором крови?

Да. Сначала сдавал в своем родном городе, оказавшись в Москве, пошел в НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского. Для меня это альтернативный способ следить за своим здоровьем, если не хочется ходить в поликлинику. Ведь кровь доноров проверяют на все инфекции.

Как ты считаешь, ты принял диагноз?

В начале, наверное, не принимал. Но и сейчас я не могу с уверенностью сказать, что принял его. Чего-то не хватает. Очень хочу жить с открытым лицом. Если мне кто-то напишет, то я с радостью отвечу и помогу. Также, как помогли мне в тот момент, когда я искал информацию и задавал вопросы.

Лично я не боюсь, но переживаю за своих родных, как на них скажется моя открытость. Ведь мы живем в небольшом поселке, где все друг друга знают. Поймёт ли мой близкий круг то, что абсолютно чужое мнение не должно никак влиять на них – вопрос времени.

Ты бы хотел и дальше что-то делать в сфере ВИЧ?

Я поймал себя на мысли, что не всё крутится вокруг ВИЧ, но в тоже время ВИЧ — значит немало. Мне бы хотелось эту тему раскрывать через творчество. Я в процессе.

Еще было бы интересно заниматься просветительской деятельностью на тему сексуального воспитания. Потому что в России сейчас этого совершенно нет. Помню, я спрашивал свою маму, глядя на то, что произошло со мной, не хочет ли она поговорить о сексе, средствах защиты с моей младшей сестренкой, ей 14 лет. На что она ответила, что поговорит, когда ей исполнится 18 лет. А что если это произойдет раньше? Тогда вот вам я, хотя мне больше 18-ти. И эта неспособность родителей поговорить со своими детьми о таких важных вещах, как секс, отношения между мужчиной и женщиной меня очень расстраивает.

А чем бы ты хотел заниматься вообще?

Многие советуют попробовать себя в индустрии моды, в модельном деле. Такое ощущение, что эти люди знают лучше меня, чем мне стоит заниматься. На самом деле, сделать это самому мне будет очень трудно. Я загораюсь и тут же потухаю. Рядом нет одобрения. Меня тормозят. Нет реки, в которой я плыл бы по течению. Мне важно, чтобы мой узкий круг людей поддерживал меня, не пресекал все мои начинания. Для себя я напоминаю, что это не проблема «чем я хочу заниматься», а задача, которая имеет свой ответ, и я его найду.  

Например, есть цель - выпустить свой сборник стихотворений, который я начал писать после смерти моей подруги пять лет тому назад. Об остальном я предпочел бы не рассказывать.

Что бы ты хотел сказать напоследок нашим читателям?

Я бы хотел прочитать своё четверостишие, которое так и не стало полноценным стихотворением, наверное, оно и должно выглядеть именно таким, потому что предназначалось для этого случая, кто знает? Думаю, оно цельное в четырёх своих строках, больше и не надо.

Выбирайте с кем ложиться рядом.

Где места много - мало слов.

Где нет причин и обещаний градом.

Выбирайте там, где есть любовь.

 

Автор: Лилия Тен

Поделиться в соцсетях