Одна из главных задач Life4me+ — предотвращение новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией и другими ИППП, гепатитом C и туберкулезом.

Приложение позволяет установить анонимную связь между врачами и ВИЧ-позитивными людьми, дает возможность организовать своевременный прием ваших медикаментов, получать замаскированные напоминания о них.

Назад
21 ноября 2020, 09:01
782

Коллаж: "Я думал, что мне теперь не быть медиком", - Владимир Гричишкин

Коллаж: "Я думал, что мне теперь не быть медиком", - Владимир Гричишкин - изображение 1

Владимир, очень приятно наконец-то с вами увидеться.

Да, произошло много событий, я буквально только что переболел COVID-19.

Ого, об этом я обязательно еще спрошу. Но давайте по порядку, расскажите о том, чем вы занимаетесь?

Я учусь в Новосибирском медицинском университете и мечтаю в будущем развиваться в области научно-исследовательской работы. Занимаюсь активизмом, работаю равным консультантом в организации «Гуманитарный проект». Принимал участие в школе молодых врачей фонда «СПИД. ЦЕНТР», а в настоящее время участвую в ряде проектов, в том числе, в международных организациях.

Расскажите, как вы узнали о «Гуманитарном проекте»?

Узнал я достаточно давно, потому что в «Гуманитарном проекте» работает мой хороший друг. Я знал, чем он занимается, поэтому, когда наступил момент «Х», тут же обратился к нему.

Можете рассказать, как вы узнали о своем статусе, и когда?

Это произошло в 2018 году. Я узнал о возможном риске инфицирования от человека, с которым у меня был незащищенный секс. Первым делом обратился к своему другу, так как знал, что он проводит экспресс-тестирование на ВИЧ. Это был неловкий момент, потому что у друга я стал буквально вторым человеком с положительным тестом. Он растерялся, а я был шокирован. Вечером я рассказал обо всем лучшему другу. Он приехал меня поддержать: мы весь вечер болтали, пили пиво, импровизировали на синтезаторе – стало легче.

Вторая полоска на тесте была еле заметной, естественно я сомневался в надежности результата. Практически на следующий день пересдал тест в лаборатории. Мне объяснили - если результат будет отрицательный, электронное письмо с результатом придет в тот же вечер. Если положительный, то задержится минимум на 10 дней. Уровень волнения просто зашкаливал, поэтому вечером я отправился к подругам в общежитие, чтобы вместе ждать результаты. Когда письмо пришло, я попросил их открыть его и прочитать. Они поторопились, посмотрели не туда и стали тараторить «отрицательный», «отрицательный». На самом деле письмо просто уведомляло, что мои образцы были отправлены на проведение дополнительного анализа.

Это были ужасные десять дней ожиданий. В день моего рождения, в пятницу раздался телефонный звонок. Меня попросили лично явиться за результатами. Я попросил подругу пойти со мной, так как мне нужна была поддержка. Как вы понимаете, результат был положительный.

Я думал, что мне теперь не быть врачом, и у меня никогда не будет отношений.

Однако празднование дня рожденья я не отложил, и это было правильное решение. В тот вечер мои друзья нашли самые лучшие слова для поддержки и поздравлений. И это во многом помогло мне пережить сложный период.  

Владимир, вы тогда знали о PrEP?

Слышал, что где-то что-то есть. Вообще, я понял, что несмотря на уровень информированности, люди склонны ошибаться. Как будущий врач, я обладал достаточными знаниями, но они меня не защитили.

Сегодня вы можете сказать, что приняли статус?

Да, я принял свой статус. И понял это, потому что перестал испытывать те эмоции, которые испытывал раньше. Сейчас, когда я говорю о статусе, больше не чувствую страха, воодушевления, эйфории. Это стало частью моей жизни, частью меня.

Кому было сложнее всего рассказать о статусе?

Один из самых волнительных случаев произошел на школе молодых врачей. В ходе сессии я решил высказать свое мнение и неожиданно для себя рассказал о ВИЧ-статусе. Вокруг на несколько секунд повисла тишина. А для меня эти секунды тянулись мучительно медленно, было слышно, как стучит моё сердце. Когда мы вышли покурить в перерыве, у меня все еще тряслись руки от волнения. Ребята меня очень поддержали. Лишь спустя некоторое время я осознал, вообще, что произошло. Второй случай – когда я опубликовал в своем Instagram ссылку на откровенное интервью, в котором я раскрываю свой ВИЧ-статус. Этот шаг был очень волнительным для меня.

А семье, родным вы рассказывали?

Семье я не рассказывал. К тому же они живут далеко, и видимся мы редко. Я допускаю, что когда-нибудь они узнают, учитывая мою открытость, которая только расширяется. Ну а пока я не буду нарушать их тихий «маленький» мир.

Учитывая то, что вы будущий медик, вам не страшно было открывать свой статус?

Знаете, я сопоставил пользу открытости с тем, что могло быть, сохрани я всё в тайне. Пользы оказалось гораздо больше. Более того, в университете все, кто узнал, отнеслись с пониманием. Ничего плохого в свой адрес я ни разу не слышал.

А доводилось ли вам сталкиваться с дискриминацией из-за статуса?

Не считая единичных эпизодов, когда со мной отказывались встречаться из-за того, что я «ВИЧовый», сильно задел случай, в котором мне признался один из друзей. Как оказалось, некоторые из них судачили у меня за спиной: «поделом», «нагулял» - за что им сейчас очень стыдно.

Близкий друг, тот самый, что поддержал меня в день первого положительного теста, в самом начале осуждал мои первые шаги в активизме. Тогда я еще не говорил открыто о статусе, но уже публиковал что-то у себя в Instagram о ВИЧ, о волонтерстве в «Гуманитарном проекте». У него была жуткая, категоричная реакция на всё. Хотя это очень иронично, ведь один из его бывших партнеров умер от СПИДа.

В итоге наше общение оборвалось на несколько месяцев. За это время мы оба успели повзрослеть, пересмотреть свое представление о мире. Спустя время мы встретились, поговорили, и больше подобных ситуаций с осуждением моей деятельности не было.

Что для вас ВИЧ-активизм?

Я ассоциирую себя с такими понятиями, как понимание и изменения. Мне важно, что мои знания и опыт могут позитивным образом повлиять на чью-либо жизнь. Важно ощущать, что я могу быть тем рычагом, который способен изменить ситуацию как в своем окружении, так и глобально. По крайней мере, мне очень хочется в это верить.

В истории для кампании «В твоих силах жить» вы упомянули, что переехали с Сахалина в Новосибирск. Расскажите об этом?

С самого первого класса в школе я подвергался постоянному буллингу. Все мои попытки наладить общение со сверстниками заканчивались побоями и унижением. Было невыносимо настолько, что я пытался покончить с собой. Благо мои попытки не увенчались успехом и прошли без постановки на учёт в психиатрической больнице. Но всё это мотивировало меня постоянно искать возможности как-то изменить свою жизнь.

Я учился в шестом классе, когда однажды, прогуливаясь, повстречал компанию девушек, значительно старше меня. Они сидели на детской площадке, а я был неподалеку. Одна из них сказала, что училась в физико-математической школе-интернате в Новосибирске. Я скептически отнесся к её словам, к тому же знал, что она местная. Тем не менее эта информация меня заинтересовала.

Я обо всём рассказал Ирине Григорьевне -  учительнице по музыке, которая была мне как вторая мать и во многом способствовала моему личностному становлению. Она подтвердила слова той девушки, и добавила, что это хорошая школа, и я могу попробовать туда поступить. Я стал искать информацию, чтобы понять, что мне нужно для этого сделать. А надо было - выигрывать олимпиады, попасть в летний лагерь, куда приезжают представители этой школы, и сделать так, чтобы они меня заметили. Начиная с седьмого класса, как только начались олимпиады, я стал участвовать во всех. Вплоть до девятого класса я выигрывал практически во всех районных олимпиадах.

В девятом классе меня пригласили на региональные олимпиады, где я одержал победу по двум предметам. И благодаря этим победам я попал в заветный летний лагерь, а в последствии в желаемую школу. Родители поначалу не поверили. В конечном итоге мама сопроводила меня до Новосибирска и «передала» в школу. Вот уже шестой год я живу в Новосибирске. 

Оправдались ли ваши надежды?

На все сто процентов. Здесь, в Новосибирске всё было иначе, по-взрослому. Я научился нормально общаться с людьми и нашёл друзей.

Физико-математическая школа, а вы решили стать медиком. Как это произошло?

В этой школе есть второе направление по углубленному изучению химии и биологии, которое я сразу для себя выбрал. На самом деле меня всегда интересовало общее понимание жизни в биологическом смысле. Особенно то, как она (жизнь) регулируется на микроуровне, который невидим человеческому глазу.

Первые деньги, которые были получены от победы на олимпиадах, я потратил на покупку микроскопа. Нашел объявление на Авито, и женщина согласилась переслать его по почте из Омска. Всякий раз, когда я разглядывал в него что-то, приходил в дикий восторг. Иногда, глядя на моё увлечение, мама говорила, что я должен стать врачом. Я долго отрицал эту идею, но в 10-м классе понял, что хочу стать медиком. Это решение было не столько выбором, сколько смирением с очевидным.

Расскажите о своих планах, мечтах?

Если говорить о ближайшем будущем -  больше всего хочу, чтобы поскорей закончилась история с пандемией коронавируса, открылись границы, и я смог наконец-то повидаться со своим парнем, который живет в Нидерландах. Хочу, чтобы возобновились поездки по активистским делам.

В долгосрочной перспективе хотелось бы закончить учебу уже за рубежом. А если не получится, то устроиться здесь в лабораторию, написать хорошую работу, опубликоваться. И уже с дипломом полететь в Европу для получения степени кандидата наук (PhD) по иммунологии или дерматологии.

Хочу однажды выступить на такой конференции, как International AIDS Conference (AIDS2022), а еще в ООН. В мечтах мне приятно видеть себя человеком, который способен привнести что-то новое или что-то изменить.

Владимир, расскажите, как вы перенесли коронавирус?

Было две большие сложности. Во-первых, за неделю до появления симптомов меня мучили проблемы психического плана: появилась жуткая тревожность, навязчивые мысли и ревность, в результате неё я чуть было не разрушил отношения с любимым человеком. После этого появились симптомы: потеря обоняния и вкуса, жуткая головная боль. Но поскольку я ценитель вина, потеря обоняния для меня была даже страшнее. Я стал искать информацию в google о том, как живут сомелье с COVID? (Смеемся). Все мои траты на вино потеряли бы смысл. Спустя несколько дней я стал изучать вопрос и думать, как можно повлиять на ситуацию безрецептурными препаратами. Подумав, я начал колоть витамины группы Б и кокарбоксилазу. И чудо случилось, уже после первых инъекций обоняние стало возвращаться. На сегодня всё восстановилось где-то на 90%.

Ну и по традиции ваше пожелание читателям.

В любой ситуации - любить себя и ценить внутреннюю свободу. Лично мне это ощущение дает очень много. Я желаю всем однажды почувствовать эту внутреннюю свободу, зацепиться за нее и никогда, ни при каких обстоятельствах с ней не расставаться.

Я понимаю, что какая –то часть аудитории Life4me+ в силу определенных причин не дошла до цента СПИД. И очень желаю, чтобы эти люди несмотря ни на что, постарались дойти до него (СПИД-центр), начали прием АРВ-терапии и не бросали её ни при каких обстоятельствах.  

И ещё, пусть это звучит нереалистично, но хотелось бы, чтобы ни один ВИЧ-положительный человек в России не сталкивался со стигмой или дискриминацией, особенно в медицинских учреждениях.

 

Автор: Лилия Тен

Поделиться в соцсетях