Одна из главных задач Life4me+ — предотвращение новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией и другими ИППП, гепатитом C и туберкулезом.

Приложение позволяет установить анонимную связь между врачами и ВИЧ-позитивными людьми, дает возможность организовать своевременный прием ваших медикаментов, получать замаскированные напоминания о них.

Назад
31 августа 2019, 07:07
2027

Коллаж: "Моя жизнь не фруктовый кефир", - Денис Куракин

Коллаж: "Моя жизнь не фруктовый кефир", - Денис Куракин - изображение 1

Сегодня в нашей рубрике невероятная история талантливого человека и хрупкой отважной женщины. Денис Куракин – человек с открытым сердцем, который мечтает жить в США 60-х годов. Алиса – невероятный человек.

Денис, я читала ваш блог. Меня зацепила такая фраза: «Было не просто, я уже был другим, это чувствовалось во всём». Расскажите об этом периоде.

Мир, в котором я жил, был миром в «розовых очках».

Жизнь шла размеренно и стабильно. На работе я всегда был главным заводилой, много шутил, одним словом, душа компании. Попав в больницу после постановки диагноза, я увидел настоящий кошмар. Увидел, как рушатся человеческие жизни, как страдают и умирают люди. Тогда я дал себе слово, что стану помогать людям и молился Богу, чтобы он меня направил.

До того, как мы встретились с Алисой (супруга Дениса), я потерял почти всех близких друзей. Видел, как они угасали, менялись физически и духовно. Поэтому происходящее в больнице не было для меня шоком, тем не менее было тяжело. Тяжело, потому что я сам был в таком состоянии - не понимал, что происходит, знал лишь, что могу умереть, а это страшно.

Когда привезли Сергея, его состояние меня просто шокировало. Он был совсем молодой. Мы лежали в одной палате, разговаривали, смотрели фильмы. Его мама проводила у кровати дни на пролет, уходя на ночь просила нас присматривать за ним. По ночам Сергей тяжело дышал и хрипел. Мы (пациенты из мужской палаты) по очереди вставали и прибавляли подачу кислорода, чтобы он не задохнулся. Мне кажется, больные в таком состоянии должны лежать в специально оборудованных палатах, с автоматизированной подачей кислорода. Чтобы все средства для реанимации были под рукой, а не как у нас.

Сергей работал с актерами, много ездил со съемочной группой. В одну из поездок он уснул с включенным кондиционером и простудился. Начался кашель, но продолжал работать. Потом стало так плохо, что его положили в городскую больницу. Лечили от пневмонии, ничего не помогало. Много позже взяли анализ на ВИЧ и уже в тяжелом состоянии отправили в инфекционную больницу, оказалось у него пневмоцистная пневмония.

В рождество у Сергея случился приступ. Пришел доктор, сделал укол и ему стало лучше. Его матери о произошедшем никто ничего не сказал. А следующим вечером снова приступ, мы надеялись обойдется, как накануне. Я побежал звать на помощь медсестер, а они как-то не торопились реагировать. Вне себя от ярости, я был готов их разгромить. Конечно, они пришли и действовали очень профессионально. Потом решили перевести его в реанимацию. Надо было переложить его на каталку. Мы с ребятами стали помогать: я держал ноги, смотрел прямо ему в глаза, и в этот момент он скончался. Видеть, как человек умирает – крайне тяжело.

Спустя много времени я всё понял. Медсестры знали, что у Сергея нет шансов выжить, это был вопрос времени. Но мы тогда ничего не понимали, для нас это был шок.

Но тяжелее всего было, когда приехала его мать и плакала в кабинете врачей. А мы все, взрослые мужики, прятались в женской палате, как котята, лишь бы не видеть её.

Это не единственный случай. Во второй раз ко мне подселили парня, который лег в больницу на диагностику. Он был в нормальном состоянии, просто беспокоили какие-то боли в груди. Он «ветеран», жил с ВИЧ с 1994 года. Рассказывал про свою семью, как долго они с женой ждали детей, и как с помощью эко им удалось родить двойняшек. Что жена с детьми в Германии ждут, когда он к ним приедет. А на следующий день ему резко стало плохо, он стал задыхаться. Я позвал врачей, те засуетились, забегали. Мне сказали собрать вещи и переселиться в другую палату. Через полчаса провезли каталку с черным мешком. Он умер.

После этого я понял, что никогда уже не смогу работать как прежде, а если выживу, посвящу себя тому, чтобы помогать другим.

Со временем я вернулся на работу, увидел своих беззаботных и жизнерадостных коллег, только я больше не мог шутить, хоть и старался. Отношения в коллективе были хорошие, но готовности раскрывать диагноз не было. Как-то хотел поделиться с коллегой о пережитом, но увидел, что он не понимает. Не удивительно -  будь я на его месте, тоже бы не понял. Постепенно напряжение внутри все возрастало, ни о чем больше думать не мог, стал рассеянный, часто пропускал работу. Для меня она просто потеряла смысл.

Вы часто пишите о своей супруге Алисе. Расскажите, как вы познакомились?

Был 2008 год, я занялся здоровьем, решил привести себя в форму. Купил хороший велосипед и регулярно катался на нем, давая себе серьезные нагрузки. Катался и случайно увидел её, мою будущую супругу. Она мне сильно понравилась. Я остановился. Чтобы завести разговор, обратился к ней с каким-то глупым вопросом. Тут же пригласил её поехать со мной в Санкт-Петербург. Она, конечно, посмотрела на меня удивленно и отказалась. Случайно или нет, но спустя пару дней знакомые предложили мне путевку на двоих в Санкт-Петербург. И мы все-таки поехали, но как друзья. Очень хорошо провели время вместе, я признался ей в своих чувствах. Потом стали встречаться, и скоро поженились.

У меня была перспективная работа, хорошая зарплата, у Алисы тоже. Мы купили квартиру, машину и строили далеко идущие планы. Вот только с детьми не торопились. Вернее, это я всё не решался. У меня был гепатит С, я волновался, что это может отразиться на ребенке. А жена очень хотела детей. В 2015 году мы все-таки решились. Стали проходить обследование и в числе прочего сдали тест на ВИЧ. У нее был отрицательный результат, а у меня плюс.

Моя супруга необыкновенный человек. Маленькая девочка, кажущаяся на первый взгляд беззащитной, на самом деле обладает огромной силой, которую сама не осознает. Она постоянно учится, много читает. Я часто наблюдаю за ней со стороны и умиляюсь. Она этого порой не замечает, но глядя на нее я переживаю глубочайшие чувства, их не передать словами. Алиса – невероятный человек.

Вы достаточно часто затрагиваете в своих записях тему семьи и семейных ценностей. А что для вас семейные ценности? Из чего они складываются?

Это точно не про христианские морали и всё то, что сейчас активно пропагандируется и навязывается. Мне не по душе навязанные морали. Нравится, когда люди смотрят друг другу в глаза, когда нет фальши, когда между любящими людьми создается абсолютное доверие. Когда человек сохраняет свою внутреннюю свободу и при этом знает, что делает любимого человека счастливым и что может ранить. Считаю, что люди в семье должны быть счастливы по-настоящему.

Я часто вижу молодые семьи, которые постоянно чем-то недовольны: муж непонятно какой, жена, орущая на детей. Почему бы им не быть счастливыми -  вон и дети есть, но в глазах счастья нет. Не понимаю, почему молодежь так торопится создавать семьи, которые в конечном итоге разваливаются.

Моя супруга – это яркий пример самопожертвования и любви. Она могла оставить меня и построить свою жизнь с другим человеком. Но вместо этого проявила невероятный героизм, стойкость и укрыла меня своей любовью. Без нее я бы не выжил. Вот это и есть те самые семейные ценности, когда люди любят и готовы идти на жертвы ради друг друга.

Денис, вы творческая личность, занимаетесь музыкой. О чем сейчас ваши песни, стихи?

Творчество – это моя основа. Еще в детском саду, я просил у родителей купить мне гитару или пианино. Всегда представлял себя музыкантом. Лет в 13 стал писать стихи. Школьные годы провел сидя на последней парте, занятый стихами или своим дневником. Учителя принимали меня за недалекого парня. Но мне было все равно, я жил в окружении образов, которые рождало мое воображение. Неисправимый романтик. Любовь для меня словно крылья, а страдания порождали еще больший прилив вдохновения.

До службы в армии я собрал свою первую музыкальную группу. Мы выступали в рок клубах, которые в то время только-только стали появляться. Это был 1993 год. Я писал стихи, музыку, пел, играл на гитаре. У нас было всё, чтобы стать известными музыкантами. А потом я ушёл в армию.

Отслужив, снова погрузился в музыку, собрал новую группу. Именно этот период жизни привел меня в сегодняшнюю действительность. Ну вы понимаете, когда занимаешься музыкой, это ночная клубная жизнь, тусовки, которые сопряжены с риском. Потом настал период пустоты. Я совершенно перестал заниматься музыкой, не пел, не писал, не брал в руки гитару лет десять.

Сейчас я снова пишу, но всё больше стихи. Они сами льются из меня. Творчество сильно поменялось, стало более чувственным и взрослым. Это уже далеко не та юношеская романтика. Музыка тоже вернулась. Одна из последних песен называется «Мой статус», она посвящена теме ВИЧ. Хочется, чтобы эта песня стала своеобразным гимном для людей с ВИЧ.

Денис, я знаю, что вы еще пишите книгу. О чём она?

Всё то, о чем я пишу в блоге. Это отрывки, зарисовки, рассказы. Накопилось много стихов, которые тоже очень хочу опубликовать. Сейчас всё в «разобранном» виде, так как я пишу где ни попадя, например, стоя на светофоре в машине. Для меня самое главное записать мысль, чтобы не забыть. Нужна помощь профессионального редактора, чтобы все материалы привести в порядок. Если кто-то мне поможет, буду очень признателен.

Пока не получается, но я настроен решительно. Хочу поделиться с людьми всем тем, через что прошли мы с Алисой. Чтобы читатели избежали роковых ошибок, которые сделал я, чтобы не сдавались и знали, что всегда есть люди, готовые прийти на помощь.

Вы с Алисой сейчас совместно развиваете организацию «Азбука HIV»?

Мы активно работаем, стараемся всё делать сообща. Алиса ведет страницы в социальных сетях и вебсайт, который в скором времени запустится. Еще нам помогают двое близких друзей. Они отношения к ВИЧ не имеют, просто поддерживают нас. Наша цель - заниматься профилактикой среди здорового населения. Сложно, я ведь совершенно не имею административного опыта, не знаю как правильно, но есть большое желание.

Гордости

Я никогда не стремился быть лидером, но всегда любил помогать людям. Размышляя о своем прошлом, понимаю, что бестолково тратил свою жизнь. Что жизнь коротка и быстротечна, я осознал, когда был практически на грани смерти. И сейчас я хочу успеть сделать то, что не сделал.

Единственное, чем я могу гордиться сегодня, что преодолел СПИД и перенес тяжелое лечение, которое длилось более 2-х лет. Многие люди не выдерживают и сдаются, потому что сложно не только физически, но и морально.

О себе в трех предложениях

Денис Куракин – человек с открытым сердцем. Человек, который выбрал свой путь и идет по нему, стараясь исправить ошибки прошлого. Человек, который мечтает жить в США 60-х годов.

Если отдых, то какой?

Самый лучший отдых – побыть наедине с собой. Моя мечта – провести вечер на берегу океана. Под яркими звездами ночного неба, с гитарой у костра, в котором, сгорая, трещат огромные поленья.

Жизненное кредо, девиз

Он у меня один – никогда не сдаваться, бороться до последнего во всех сферах жизни.

 

«Бегущие к океану» (Денис Куракин. 02.09.2018)

посвящается Алисе

«…»

Ты только продержись!

Я рядом! Я с тобой!

Я помогу тебе, мы справимся,

мы сможем победить беду!

Не уходи, любимый!

Задержись! Ты должен жить!

Останься или я с тобой уйду!

 

И длится ночь уже полгода.

И тянется зима как будто вечность,

сковали холода природу, и белые, как бесконечность,

замерзшие леса вокруг и стылая вода.

 

Рассвет, он смотрит на неё,

как будто видит в первый раз.

Так пристально, внимательно.

О, как же ты прекрасна!

Я тут ещё пока,

ты вытри слезы с глаз!

Ты слышишь, я дышу,

хоть выгляжу ужасно!

 

И через силу чертыхаясь,

он поднимается с кровати,

а женщина, с улыбкой, с него не сводит глаз, и помогает устоять.

И ноги слабые переставляя,

её улыбки только ради, пытается тянуться к ней, чтобы обнять.

 

Любимый, я пойду и заведу машину! Теплее одевайся!

Ну что же ты, давай я помогу!

Как маленький малыш,

такой же неуклюжий...

Скорее постарайся.

Я снег пока с дороги разгребу.

«…»

Автор: Лилия Тен

Поделиться в соцсетях