Подписывайтесь на нас

Одна из главных задач Life4me+ — предотвращение новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией и другими ИППП, гепатитом C и туберкулезом.

Приложение позволяет установить анонимную связь между врачами и ВИЧ-позитивными людьми, дает возможность организовать своевременный прием ваших медикаментов, получать замаскированные напоминания о них.

Назад
29 сентября 2018, 09:00
445

«Коллаж»: Святослав Шеремет, Украина (часть 2)

«Коллаж»: Святослав Шеремет, Украина (часть 2) - изображение 1

Первая часть интервью

Давай вернемся в нулевые, когда ты начал заниматься активизмом. Расскажи, как это случилось?

— Личная проблема, породившая личное возмущение. Меня уволили с работы по обвинению в «гомосексуализме». Эта история быльем поросла, сейчас она выглядит просто смешной. Тогда мне было, однако, не до смеха. Просто я был бессилен что-либо предпринять. Поэтому пришло решение не вписываться в систему, а менять ее. Я активничал поначалу вовсе не в гей-движухе, а теме молодежного активизма. А на гей-движ меня соблазнили трое товарищей, у двоих из которых были в этом бизнес-интересы, а третий был моим БФ (бойфрендом). Бизнес-интересы состояли в том, чтобы тех людей, которых мы соберём под крышей активизма, вовлекать и на коммерческие гей-ивенты. Поначалу все так и работало. Политическая адвокация добавилась по моей инициативе, так как я хотел политически отомстить старому обидчику, который меня нагло погнал с работы (это был один из украинских народных депутатов), а бизнес в чистом виде мне оказался неинтересен.

Отомстил?

— Да. Во-первых, тот изверг, которого воротило от открытых геев, был полностью раздавлен политически, а во-вторых, моим личным триумфом стал принятый парламентом в 2015 году запрет дискриминировать геев в сфере трудовых отношений. Путь к этому я прокладывал через политические тернии на протяжении почти десяти лет, но я уже рассказывал, что такие «тектонические» сдвиги быстрыми не бывают.

Мы с тобой познакомились на смежном мероприятии, где и ЛГБТ, и ВИЧ. Про ЛГБТ ты рассказал, а вот с чего началась твоя работа в ВИЧ-сервисе?

— В начале гей-активизма я был полный ноль по теме ВИЧ. Зато не ноль в дипломатии и рационализме. В нулевых почти все гей-движение финансировалось ВИЧ-сервисом. Поэтому я очень быстро вник в тему, прошел интенсивное образование и самообразование — и уже через года полтора придумал схему, оказавшуюся гениальной: симбиоз ЛГБТ-движения и ВИЧ-сервиса на системном уровне. Тогда и начались в Украине национальные конференции, объединившие как первую сферу, так и вторую — на паритетных основаниях. В этом году будет одиннадцатая :)

Потом от СПИДа умер мой близкий товарищ, и это заставило меня относиться к теме ВИЧ еще серьезнее. Сейчас для меня ответ на распространение ВИЧ даже интереснее ЛГБТ-движения, потому что добиться позитивных изменений в эпидситуации намного сложнее, чем в сфере прав и свобод (я говорю об украинском контексте).

Уже сейчас я готов заявить несколько принципиальных вещей, с которыми многие коллеги будут сильно спорить, но внутренне согласятся:

Во-первых, в наших странах (я про Восточную Европу и Центральную Азию) мы стратегические цели ООН «90-90-90» НЕ реализуем в установленный срок, а скорее всего — не реализуем вообще.

Речь идет о цели Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС) по искоренению СПИДа к 2030 году и достижению к 2020 году показателей стратегии «90-90-90», когда 90% ВИЧ-положительных людей знают свой статус, 90% из них получают лечение, а 90% из получающих лечение имеют неопределяемую вирусную нагрузку.

Простите за сравнение, но добиться 90-90-90 среди МСМ в рамках, поставленных системой ООН, это все равно, что посадить слона на шпагат. Поэтому вопрос в том, как управлять эпидситуацией, а не как «добиться недобиваемого».

Во-вторых, пропаганда презервативов как основного средства защиты, бесполезна. Она уже не работает и добиться, чтоб она снова заработала, невозможно. Это как с гей-клубом: он нормально функционирует лет 5-6, а потом нужно открывать новый или делать ребрендинг. Так вот, нам нужен ребрендинг и в профилактике. Вопрос не в том, пользуешься ли ты кондомами на регулярной основе, а в том, контролируешь ли ты свое здоровье. И нет разницы, ты плюс или минус. Потому что если ты плюс, то ты принимаешь АРВТ и нормально живешь дальше, а если минус, то будь добр сесть на PrEP (ДКП, доконтактная профилактика) и регулярно проходить тест, пока таки не получишь вирус (а тогда смотри предыдущий пункт). Почему такой фатализм? Потому что реальная жизнь обычно складывается по самому худшему сценарию из возможных. А если и нет, то это будет просто везением, которое является исключением, и не правилом.

В связи с этим, что ты скажешь о работе ECOM?

— Откуда взялась Евразийская коалиция по мужскому здоровью? Оттуда же, откуда все глобальные инициативы: от ощущения того, что между странами нет ни границ, ни барьеров, а чем дальше — тем будет еще меньше. Инициируя ECOM (это был 2010, кажется), я предполагал, что мы таки получим открытые границы с Евросоюзом, а не только со странами ушедшего в астрал СНГ. Сейчас мы их получили. И это поставило Украину в самое уязвимое положение в регионе, так как мы самая крупная страна с открытыми границами между постсоветским лагерем, с одной стороны, и Западной Европой, с другой стороны. Плюс еще со всякими Турциями и Египтами у нас безбарьерное перемещение. Поэтому вирус перемещается сейчас так же, как раньше золото, оружие и пряности перемещались по пути из варяг в греки и по Великому шелковому тракту. ECOM — инструмент достойного и быстрого ответа на эти вызовы. Мы в ECOM работаем над эпидблагополучением и правами человека в измерении всего региона.

Что хорошего сделал ECOM для региона? Есть какие-то заметные достижения?

— Да. Все стало ощутимо хуже. Точнее, не «стало», а прояснилось благодаря ECOM. Раньше мы стояли будто бы перед мутной водой, в которой ни черта не видно: то ли там красочные кораллы, то ли коряги и ил. ECOM это прояснил. Оказалось, что коряги. И теперь общая задача наших стран и организаций — весь этот замутненный региональный бассейн расчистить, потому что купаться в него мы ходим, условно говоря, вместе. ECOM сконцентрирован на усилении ключевых национальных организаций в наших странах и также в «синхронизации» наших действий на региональном уровне. А для этого нужна надежная, грамотно собранная ключевая информация об эпидситуации и правах человека в Центрально-Восточной Европе и Центральной Азии. Наш ECOM собрал и обобщил эти данные практически с нуля. И теперь нам есть на что опереться, дабы расчистить наш условный общий пруд от условных коряг на дне.

Плюс ECOM создал такую платформу общения между странами, которая напоминает систему сообщающихся сосудов. Ресурсы текут туда и тогда, где и когда в них есть нужда. Это постоянный ресурсный обмен. Кстати, Украина играет в этом ключевую роль, потому что на сейчас у нас наработана куча так называемых «лучших практик», которыми мы спешим поделиться. Спешим, так как уже через 3-4 года они потеряют актуальность. В отличие от неповоротливых госструктур, неправительственный сектор умеет действовать молниеносно либо даже на опережение, когда это надо. Наша ситуация требует именно такого подхода.

Ты говоришь открыто о своем ВИЧ-статусе?

— Мне надоело об этом говорить. Года четыре назад в тусовке пустили слух, что я позитивен. Меня это жутко разозлило, потому что я потерял в итоге человек шесть хороших секс-партнеров (муж пусть это не читает, хотя у нас здоровые свободные отношения). Я пошел в киевский Центр СПИДа, прошел персонализированный тест и выложил в интернет справку о негативном статусе. В итоге еще человек десять мне заявило, что я позитивен, потому что… они меня якобы регулярно встречают в СПИД-центре :) Я уж промолчал, что сами они там еще регулярнее, чем я. Поэтому мне осточертело принимать участие в битве между истиной и инсинуациями. Я убрал упоминания о ВИЧ-статусе со всех профилей. Пусть люди сами отвечают за свое здоровье, а не влезают к другим в их медицинские карты со своим нездоровым любопытством. Я лично могу позволить себе спросить о ВИЧ-статусе лишь самых близких друзей, а вообще считаю эти вопросы неуместными и не задаю их — точно так же, как никого не спрашиваю, есть ли у него золотистый стафилококк или герпес 2-го типа.

А нужно вообще раскрывать свой ВИЧ-статус?

— Не вижу нужды об этом говорить вообще, ибо это мне напоминает графу в паспорте о национальности. Это НИЧЕГО не меняет, зато ввергает людей в ложные споры и ненужные конфликты. Для меня люди маркируются принципиально по-другому: ты либо следишь за своим здоровьем (и тогда пофиг, позитивен ты или нет), или не следишь (и тогда нам с тобой вряд ли по пути, даже если ты минус).

БЛИЦ

Когда тебе последний раз было страшно?

— Когда я устроил ДТП, врезавшись своим велосипедом в чужую машину.

Как создать семью в пока еще гомофобной стране?

— Взять и создать, и жить с ощущением своей полнейшей правоты. И в итоге в дураках останутся гомофобы.

Твое главное достижение?

— 112 кг мышечной массы при росте 174 см. Или 16 оргазмов за сутки. Но вот это второе я больше повторять не стану :)

Как стать активистом?

— Никак. Делай свое дело, будь небезразличным — и однажды окажется, что ты активист.

Застрять в лифте с гомофобом или оказаться в душе на подводной лодке с Путиным?

— Застрять в лифте с Путиным. Потому что это означает, что нас из лифта максимально быстро вытащат.

Порошенко красавчик?

— Нет. Порошенко не красавчик. Порошенко умница. А красавчиком будет один из будущих президентов.

Поделиться в соцсетях