Подписывайтесь на нас

Одна из главных задач Life4me+ — предотвращение новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией и другими ИППП, гепатитом C и туберкулезом.

Приложение позволяет установить анонимную связь между врачами и ВИЧ-позитивными людьми, дает возможность организовать своевременный прием ваших медикаментов, получать замаскированные напоминания о них.

Назад
14 октября 2017, 08:15
261

«Коллаж»: равный консультант Павел

«Коллаж»: равный консультант Павел - изображение 1

Life4me+ объединяет равных консультантов, которые сами живут с ВИЧ и оказывают психологическую и информационную поддержку людям, недавно узнавшим о своем диагнозе. В нашем проекте «Коллаж» равные консультанты из разных городов делятся своим опытом консультирования, своим путем в эту работу, своими сложностями и заботами. Наш первый герой  — Павел из Санкт-Петербурга.

 

Как я стал консультантом

Я узнал о своем статусе в 2006 году. Начал ходить в группу поддержки для ВИЧ-положительных в Санкт-Петербурге. Я искал поддержку, и там познакомился с людьми, они на волонтерских началах вели эту группу. Так продолжалось долго, пока спонтанно ко мне не обратился человек за помощью — у него тоже обнаружили ВИЧ. Я помог человеку, у меня получилось, он поблагодарил за помощь. И я как человек, заточенный на похвалы, задумался о практике равного консультанта. Так как я по образованию медбрат, начал искать работу медбратом и нашел вакансию медицинского работника в некоммерческой организации, которая занималась профилактикой ВИЧ, гепатитов и туберкулеза в Санкт-Петербурге.

Я как медик сидел рядом с равным консультантом на дотестовом и послетестовом консультировании в белом халате. И во время таких консультаций я понял: «А почему бы и нет?» Стал искать варианты работы уже равным консультантом. Когда открылся кабинет профилактики ВИЧ в одном из районных наркодиспансеров, я связался с ними, начал работать и вот уже год как являюсь равным консультантом.

За этот год я прошел три тренинга для равных консультантов: фонда Андрея Рылькова, СПИД-центра на Обводном канале в Петербурге и московского фонда «Шаги».

В основном я работаю с потребителями инъекционных наркотиков. Хотя я также вовлечен в консультирование мужчин, практикующих секс с мужчинами.

Вовлекаю ли я людей в социальную активность? Особенно нет, хотя есть общение с одной прекрасной дамой, она живет с ВИЧ уже лет 25. Недавно прошла курс реабилитации от химической зависимости и уже скоро год как не употребляет химических веществ. Она начинает работать, пока на волонтерских началах, с секс-работницами, у нее есть потенциал, и думаю, что она может в будущем стать равным консультантом.

О сложностях в работе

Существует две беды — неточность законов, в результате чего часто надо договариваться. Вторая — личностная, выгорание, решение для которой — супервизия.

Есть абсолютное зло — сложность постановки на учет бомжей. Хотелось бы утвердить четкий алгоритм помощи людям в такой ситуации. Часто человек прописан в Санкт-Петербурге, и в архивах есть записи об этом. Но и в этом случае запросы в инстанции будут идти месяц-два, а пациенту необходимо помочь быстро получить антиретровирусную терапию, так как у него иммунный статус всего десять клеток и зашкаливает вирусная нагрузка.

Об опыте консультирования

Как-то на День города мы в нашем пункте тестирования на ВИЧ в людном месте завлекали людей сделать бесплатный экспресс-тест на ВИЧ и получить консультацию. Подошел парень, это был гость из Курска, приехал в Санкт-Петербург на несколько дней. В автобусе его ждала неприятная неожиданность — тест оказался положительным. У молодого человека возник сразу шок, паника, побледнело лицо. За разговором мы начали его приводить в чувство и говорить — посмотри, здесь все вокруг тебя ВИЧ-положительные, но никто не выглядит как больной. Рассказали алгоритм дальнейших действий — не оставаться одному, избегать ВИЧ-диссидентских течений. Так мы проговорили минут тридцать, и мне показалось, что человек пошел дальше с надеждой.

Другой случай произошел в городской наркологической больнице. Поступила молодая девушка, ее анализ на ВИЧ оказался положительным. Стресс вызвал у девушки срыв, она вновь начала принимать наркотики на фоне принятия диагноза. После она появилась вновь, прошла курс детоксикации и реабилитации от наркотической зависимости. Так как я консультант по химической зависимости, вместе мы проработали вопрос ее дальнейшего лечения, обсудили, что преодоление зависимости — это хороший способ подходить к решению проблемы ВИЧ в ее случае. Антиретровирусную терапию врач ей пока не назначает. Сейчас я пытаюсь донести до нее, что терапия нужна.

Что делать тому, кто только что узнал о своей ВИЧ-инфекции

Не оставаться одному — это универсальная рекомендация. Ненормально, если человек изолируется, особенно если он ВИЧ-положительный. Существуют группы самопомощи, информационные кабинеты. В регионах, конечно, сложнее, чем в больших городах. Бывали случаи, когда люди жаловались на отказ в получении помощи. В Санкт-Петербурге я о таких случаях не слышал, здесь развито сообщество. Я даю свои контакты всем пациентам, предлагаю писать или звонить (без фанатизма) в любое время дня и ночи. Любые проблемы решим. Главное, что есть куда обратиться, что ты не останешься один. Ведь всегда есть опасность в момент принятия диагноза, что люди уйдут в диссиденты, в псевдорелигиозные убеждения.

О доконтактной профилактике

Я думаю, что доконтактная профилактика — это здорово, и уже поверил, почему отсутствие профилактики — плохо. В той среде, где я общаюсь, это актуальнее, но вопрос — доступно ли это будет людям из регионов? В среде МСМ активно обсуждается ДКП, но я не знаю примеров людей, которые уже используют ДКП. Читал об этом в статьях, но не встречал еще в жизни.

Поделиться в соцсетях