Одна из главных задач Life4me+ — предотвращение новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией и другими ИППП, гепатитом C и туберкулезом.

Приложение позволяет установить анонимную связь между врачами и ВИЧ-позитивными людьми, дает возможность организовать своевременный прием ваших медикаментов, получать замаскированные напоминания о них.

Назад
10 февраля 2018, 08:00
375

«Коллаж»: равная консультантка Наталья М., Казахстан

«Коллаж»: равная консультантка Наталья М., Казахстан - изображение 1

Проект Life4me+ объединяет равных консультантов, которые живут с ВИЧ и поддерживают людей, недавно узнавших о своем диагнозе. Сегодня в рубрике «Коллаж» — равная консультантка из Казахстана Наталья М.

 

Про свой ВИЧ-статус

С ВИЧ я живу с 1996 года, это 22 года, а равным консультантом я стала в 2012 году. Сподвигло меня то, что я отбывала срок в местах лишения свободы. В женской колонии в Коксу Карагандинской области произошла вспышка ВИЧ, многие женщины заразились, находясь в колонии. После освобождения многие из них звонили и обращались ко мне за помощью, потому что не знали, как быть и что делать. В то время в колонии никакой информации не давали. Я же, будучи на свободе, приехала в офис к Елене Билоконь, мы знакомы уже лет 20. Мы стали общаться, я больше стала узнавать, и по мере того, как ко мне стали обращаться женщины, начала консультировать и помогать им. Звонили женщины из всех городов Казахстана, да и до сих пор звонят. Позднее я стала работать в офисе с Еленой, прошла обучение, и это значительно помогло в консультировании.

Про особенности и сложности в работе

Сейчас я консультирую всех, кто обращается, это не только женщины. Различия в том, что женщины прислушиваются ком мне больше, нежели мужчины. Они лояльнее и ответственнее относятся к приему терапии. Мужчин же приходится убеждать, ставить себя в пример.

Особенных сложностей в консультировании я не испытываю. А вот когда люди начинают принимать АРВТ, а потом бросают, с ними бывает тяжеловато. Недавно одна девушка начала принимать терапию, а потом стала верить в бога и бросила лечение, в СПИД-центр идти тоже не хочет. Она считает, что бог ей поможет и что ВИЧ не существует. Ее очень тяжело было убедить сходить сдать анализы. В результате она все-таки сдала, уровень клеток CD был 114. Потом мы вместе с психологом и с главным врачом разговаривали с ней, а она все отказывалась принимать терапию. И буквально через месяц она позвонила, и сказала, что ее самочувствие ухудшилось. И тогда я привела в пример себя, что я более 20 лет с ВИЧ, принимаю терапию, живу и радуюсь жизни. И сейчас уже два месяца, как она снова начала принимать АРВ-терапию. Вот такие сложности бывают.

Про дискриминацию

С дискриминацией по причине ВИЧ-статуса я сталкивалась в местах лишения свободы. Как я говорила, они совершенно не информированные были, смотрели на меня как на живого смертника, да и персонал колонии тоже относился предвзято. Находясь на свободе, я не всем открываю свой статус. Я как-то устраивалась на работу, где прежде надо было пройти медкомиссию. Взяла свою медкарту из поликлиники по месту регистрации, и, открыв ее, обнаружила вклеенный листок с записью о том, что я состою на учете в СПИД-центре с 1996 года. Я поехала с этой карточкой в СПИД-центр, они, конечно, извинялись, сославшись на то, что это было давно и даже этот врач уже не работает.

У нас в Казахстане женщины сталкиваются с осуждением из-за своего статуса, и немногие женщины вообще открываются. Буквально на днях я была в Астане и познакомилась с одной женщиной. Она рассказала, что живет с ВИЧ уже 5 лет, но об этом знает лишь ее взрослая дочь. Больше никому из родных или друзей она не рассказывала, потому что боится осуждения. И несмотря на то, что информация стала гораздо доступнее, население все-таки мало информировано о том, что такое ВИЧ. Недавно я обучалась на курсах делопроизводства, и наш преподаватель говорила буквально следующее: «СПИДных не берут на работу». А о том, что с неопределяемой вирусной нагрузкой он не распространяется, об этом вообще мало кто знает.

Самостигматизация, само собой, существует. Многие доверяют больше равному консультанту, чем врачам. Да и само общество у нас в стране все еще не информировано. Приведу пример девушки, которая жила с ВИЧ-инфицированным парнем, а сама она отрицательная. Ее коллеги узнали об этом, отвернулись от нее, стали шептаться за спиной. Выяснилось, что врач СПИД-центра сказала по секрету своей соседке, а соседка та оказалась коллегой этой девушки. В результате она уволилась, и они переехали на Северный Кипр и счастливо там живут.

В идеале хочется, чтобы люди не боялись ВИЧ-инфекции и не смотрели с осуждением на тех, кто инфицирован. Чтобы были более информированы.

Что делать тем, кто только что узнал о том, что у него ВИЧ?

Сразу принимать АРВ-терапию. Если нет доверия медперсоналу, обратиться к равным консультантам, они сейчас есть в каждом городе. Продолжать жить и радоваться жизни. Это не так страшно, как кажется. ВИЧ-положительные женщины рожают здоровых детей и живут полноценной жизнью. Мы такие же люди, как все.

Поделиться в соцсетях