Одна из главных задач Life4me+ — предотвращение новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией и другими ИППП, гепатитом C и туберкулезом.

Приложение позволяет установить анонимную связь между врачами и ВИЧ-позитивными людьми, дает возможность организовать своевременный прием ваших медикаментов, получать замаскированные напоминания о них.

Назад
23 мая 2020, 08:05
1620

Коллаж: "Дискриминация – это наш главный враг", - Игорь Медведь

Коллаж: "Дискриминация – это наш главный враг", - Игорь Медведь - изображение 1

Главная сложность – это понимание донорских структур о том, какие потребности есть у организации и сообщества. На низовом уровне мы чаще всего не соответствуем политикам и процедурам региональных организаций и сетей. Это говорит нам о том, что их работа делается не совсем для нас, не для конечных бенефициаров.

Меня зовут Игорь, я Координатор организации трансгендеров HPLGBT. Основная деятельность организации направлена на защиту прав и свобод трансгендерных людей. Мы выходцы из ВИЧ-сектора, для нас здоровье человека и право на здоровье – это важная составляющая.

Игорь, расскажите, с чего началась ваша организация, чем вы вдохновлялись?

Идеи возникли еще в 2004 году. Первые движения в этом направлении были, когда мы работали в организациях на волонтерских основах. Мы отстаивали интересы и права трансгендерных людей. Тогда, в 2004 году, было очень мало информации. Мы, конечно, старались заявлять о себе, о своих потребностях везде, где только было уместно. Но наши голоса не были услышаны. Вопросы, которые мы поднимали, не стояли на повестке дня, в профилактических программах были совершенно другие фокусы. Нельзя не отметить, что какие-то точечные интервенции проводились и для нас. Но, чтобы комплексно заниматься вопросами транс-людей, у ВИЧ-сервисных организаций, у ЛГБТ организаций не было ни ресурсов, ни знаний, ни опыта. Тогда мы приняли решение развивать нашу инициативную группу, которую мы и создали. За эти годы к нам присоединились единомышленники, специалисты со всех городов Украины, которым было не безразлично качество жизни трансгендерных людей. Мы опирались именно на специалистов. И самое главное – к нам присоединились сами трансгендерные люди. Мы понемногу приобретали доверие у сообщества.  

Игорь, уточните, пожалуйста, группа, которая зародилась, это была группа активистов из ЛГБТ представителей или преимущественно из трансгендерных людей?

Это были разные ЛГБТ представители. Но в основной части — это МСМ и трансгендерные люди. Но мы открывали свои двери абсолютно для всех представителей. Постепенно развиваясь, посещая разные тренинги, на которые нас приглашали, мы поставили перед собой большую цель – стать организацией. И спустя 10 лет, в 2014 году, из инициативной группы мы стали полноправной организацией, которая на данный момент активно вовлекает людей, разделяющих нашу миссию, и готовых действовать проактивно в Украине.

Вы получили официальную регистрацию?

Да, дата официальной регистрации 2 июля 2014 года. Это было сопряжено с определенной борьбой. При регистрации нужно было использовать официальный язык, соответственно наша организация — это «Здоровье и защита лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров». И это название вызывало у чиновников полное негодование. Мы собрали все необходимые для регистрации документы, все было идеально, у нас не было к чему придраться – им было очень трудно нам отказать. И все-таки со второго или третьего раза нам удалось зарегистрировать нашу организацию.

И вам все равно пришлось обращаться за регистрацией несколько раз?

Да, конечно. Находили какие-то причины. Например, они просили убрать из деятельности «массовые демонстрации». На что мы говорили: «Это же права человека! И это конституционное право». У нас были определенные разногласия, но скрипя зубами нам дали регистрацию.  

Поделитесь своими успехами и историями побед.

Их очень много. Самый большой успех – наше участие в выборах в Страновой координационный комитет по борьбе с ВИЧ (СКК). Теперь у нас есть официальный представитель, который может повлиять на повестку, и наш голос слышен на государственном уровне. Перед этим мы активно участвовали в страновом диалоге с Глобальным фондом. Глобальный фонд откликнулся, и теперь трансгендеры стали отдельным модулем в программах профилактики.

Мы доказали, что наше сообщество тоже уязвимо и нуждается в профилактических программах. Мы провели огромное исследование поведения и потребностей трансгендеров в услугах по профилактике ВИЧ/СПИДа в Украине. Оно охватило 438 человек со всей Украины, и стало нашей отправной точкой, доказательной базой для того, чтобы выделить трансгендеров в отдельную группу в национальной программе по профилактике ВИЧ/СПИДа. На сегодняшний день это исследование является самым репрезентативным на территории Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА).

Нам удалось провести диалог трансгендерных людей с представителем по правам человека при президенте Украины и региональным донором. Очень важно, что этот диалог был организован при участии Коалиции по сексуальному и гендерному разнообразию. И к участию в нём мы пригласили около 30 человек из 9 стран региона ВЕЦА: Украина, Россия, Армения, Кыргызстан, Молдова, Беларусь, Таджикистан, Грузия и Азербайджан. Мы провели это мероприятие в Киеве. Для меня это имело большое значение, потому что это не просто серьезное мероприятие, но возможность для общения и знакомства с новыми людьми. Мне это очень греет душу.

В 2018 году на Марше равенства ("КиевПрайд – 2018") впервые была организована отдельная колонна трансов и трансгендерок с флагами. Это свидетельство нашей успешной работы по мобилизации сообщества.

А еще мы заявляем о себе и делаем более слышимым голос трансгендерных людей на различных международных конференциях по ВИЧ/СПИД.

Расскажите, с какими сложностями вы сталкиваетесь?

Главная сложность – это понимание донорских структур о том, какие потребности есть у организации и сообщества. В нашем регионе мы видим целую плеяду сетей, организаций, образований, которые якобы работают на благо ключевых сообществ. На низовом уровне мы чаще всего не соответствуем политикам и процедурам региональных организаций и сетей. Это говорит нам о том, что их работа делается не совсем для нас, не для конечных бенефициаров. Приходится постоянно заполнять бумажки. Без них, конечно, никуда, но когда твоим лучшим другом становится компьютер – это не совсем то. Мне же хочется иметь больше контактов с сообществом, больше общаться.   

Внутри сообщества тоже есть свои сложности. Много распрей по разным вопросам, разрозненности. Нужно понимать, что такая ситуация показывает нашу слабость перед так называемым внешним врагом, перед стигмой и дискриминацией. А вот когда мы вместе, когда мы демонстрируем единство нашим оппонентам, очень сложно будет украсть у нас то, что принадлежит нам всегда и везде – это наши права.

Как вы думаете, возможна ли такая ситуация, когда сообщество в стране едино и выступает единым фронтом?

Я не хочу сказать, что наше сообщество – это что-то монолитное, мы все разные. Но когда речь идет о вызовах, мы должны быть едины, чтобы достичь результата. Я бы хотел верить в то, что такая ситуация возможна.

Как у вас складываются отношения с гос.органами?

Власть в лице института омбудсмена нас всегда слышит. Мы направляем им письма, они иногда нам отвечают. Но катастрофически не хватает политической воли на выполнение наших рекомендаций, то, чего мы не просто просим, а требуем. Есть прекрасные реформы, которые в жизни не реализованы никак.

Расскажите, в какого рода поддержке вы нуждаетесь на данный момент?

У нас есть все ресурсы, и человеческие, и технические, но у нас совершенно нет денег. Нужна финансовая поддержка.

Если рассматривать ситуацию Украины, самый основной источник финансирования вашей организации какой?

Ситуация очень нестабильна - все фонды что-то дают. Но надеяться на кого-то одного невозможно. Мы приняли решение диверсифицировать свои ресурсы и просить финансирования у разных фондов.

И хотя сообщество, конечно, уязвимо к ВИЧ, не всем нужна профилактика ВИЧ, не всем нужен презерватив и лубрикант. Многих интересует переход и правовые вопросы. Я думаю, что у людей из сообщества нет должного понимания, что вопросы ВИЧ очень важны.

Расскажите про сложности, с которыми сталкиваются трас-люди?

Самые главные сложности – это понимание, признание и принятие. Если государственные службы поймут, признают и примут все эти шаги, то можно будет сказать, что сложности сошли на нет. Вопрос перехода – это один из самых волнующих вопросов. И доступ к ресурсам в связи с коронавирусом очень серьезно затронул сообщество. Трансгендерные люди и так имеют очень ограниченный доступ к трудоустройству. А ситуация с карантином еще больше усугубила ситуацию. А все препараты, которые обязан принимать человек для перехода, они не дешевые. И сам переход – очень дорогостоящая процедура. Плюс питание, предметы первой необходимости и съем жилья. Ко всем имеющимся проблемам добавились еще и финансовые.

Насколько вы критично относитесь к использованию той или иной терминологии?

Мы очень позитивно воспринимаем любые изменения, если они необходимы, и языка в том числе. А если говорить о каких-то разногласиях и спорах, то мы остаемся подчеркнуто отстраненными от этого процесса. Сами мы придерживаемся терминологии, используемой Глобальным фондом и агентствами ООН.

Давайте теперь поговорим о вас. Вы считаете себя активистом?

Да, я считаю себя активистом. Координация и руководство общественной организацией, конечно, требует определенных менеджерских навыков и качеств. Но в руководство HPLGBT я пришел через активизм, через веру во что-то хорошее. Я был и остаюсь активистом, потому что со мной связываются люди из наших сообществ, которые оказались в беде. И после 8 вечера, когда некоторые руководители офисов, «работающие для сообщества», уже не работают. Ко мне это не относится. Я хочу сказать, что активист – это состояние души, а не профессия.

А когда вы стали увлекаться общественной деятельностью?

Это было в начале 2000-х годов. Первая правозащитная ЛГБТ-организация Украины объявила конкурс на написание статьи на ЛГБТ тему. Я написал. Они пригласили меня для получения небольшого вознаграждения. Потом я начал волонтёрить для этой организации. Потом начался проект в ВИЧ-сервисной организации. Для этого большого и интересного проекта они набирали аутрич-работников. Я присоединился к ним. Мы работали энергично в клубах по определенному графику. Мне очень нравился этот проект тем, что он был от людей и для людей. Потом я работал в фокус-группах в офисе, куда мы приглашали людей. Занимался информационным наполнением сайта. Все проекты, в которых я участвовал, уникальны и многому меня научили.  

Что вам больше всего нравится в вашей работе сейчас?

Мне нравится мое чувство, когда я ложусь спать: я сделал что-то полезное, кому-то помог, внес какую-то маленькую лепту через свою работу в развитие сообщества. И это на пользу нам всем, ведь я тоже часть этого сообщества.

Если бы у Вас была возможность изменить одно событие в прошлом, что бы это было?

Ничего! Я все делаю правильно.

Теперь блиц-опрос.

Самый лучший отдых для Вас?

С комфортом.

Что для Вас может быть лучшим подарком?

Путешествие. Это могут быть авиабилеты, что бы можно было бы куда-то отлететь.

Ваш любимый режиссер?

Гаспар Ноэ (Необратимость), Оливье Даан (Жизнь в розовом цвете), Коки Гедройц (Королева-девственница).

Три фильма о транс-людях, которые нужно посмотреть всем?

«Мандарин» (Tangerine), режиссер Шон Бэйкер; «Далласский Клуб покупателей», «Безумие», режиссер Себастьен Лифшиц и «Трансамерика».

И наш традиционный вопрос: ваше пожелание, послание для наших читателей.

Я бы попросил быть более сенситивными друг к другу. Я бы хотел, чтобы было больше понимания, в том числе и ко мне. Быть более сплоченными, чтобы противостоять вызовам, и более релевантными к людям из разных сообществ. Стигма и дискриминация – это наш общий главный враг, мы не должны искать врагов внутри сообществ. И в конце хотелось бы сказать, что смысл в жизни есть – это любовь.

 

Автор: Лилия Тен

Поделиться в соцсетях