Одна з головних задач Life4me+ – попередження нових випадків зараження ВІЛ-інфекцією та іншими ІПСШ, гепатитом С і туберкульозом.

Додаток дозволяє встановити анонімний зв'язок між лікарями та ВІЛ-позитивними людьми, дає можливість організувати своєчасний прийом ліків, отримувати замасковані нагадування про них.

Назад
2 листопада 2019, 08:10
2246

Коллаж: "С ВИЧ что-то надо делать, но сюда больше не приходи», - Дмитрий Народнев

Коллаж: "С ВИЧ что-то надо делать, но сюда больше не приходи»,  - Дмитрий Народнев - зображення 1

Если бы в моей жизни двенадцать лет назад появился такой человек, каким являюсь я сейчас, то многих последствий я мог бы избежать.

Дмитрий, расскажи о себе. Где родился, учился, чем увлекался?

Я родом из Новосибирска, из обычной семьи. Единственный, любимый, избалованный ребенок. Учился в обычной школе. Отношения со сверстниками у меня как-то сразу не задались. К старшим классам это стало сказываться на успеваемости, а я и так никогда особо не блистал умом. В 9-м классе увлекся музыкой. И вместо занятий в школе ходил учиться играть на барабанах в музыкальное училище. Новая тусовка, алкоголь, легкие наркотики. В конечном счете учителя донесли родителям о моих пропусках и пригрозили тем, что я могу остаться без аттестата о среднем образовании. В оставшиеся две четверти я сумел подтянуть все предметы и получить аттестат.

После 9-го класса пошел учиться в Новосибирский геологоразведочный техникум, потому что в нем были самые низкие проходные баллы для поступления. Плюс, отец видел в этой профессии для меня определенные перспективы. Поступить было не сложно. Начались занятия. В группе из 31 человека - 27 употребляли наркотики, оставшиеся четверо, были девочки. Первый семестр я практически не помню. Я приезжал утром на занятия, а к большой перемене уже был неадекватен. Обычно день заканчивался в центральном парке, где мы догонялись пивом. С техникумом было покончено после первого курса.

Дома поставили условие, чтобы я начал работать и самостоятельно обеспечивал себя. На самом деле было не так сурово. Всё, что я зарабатывал, тратил на развлечения и наркотики, а родители продолжали меня содержать. Со временем в моей жизни появились тяжелые наркотики. Романтических отношений особо не было. Наркотики давали мне всё, что нужно. Тем не менее сексуальные контакты были, и ни о каких презервативах, конечно же, речи не было.

Мне было 19, когда мы сдавали кровь для знакомого. В больнице сказали, что при второй сдаче крови заплатят вдвое больше. Этой суммы должно было хватить на дозу. Приехал в больницу, а ко мне вышла врач с карточкой, на которой было написано «ВИЧ». С этого момента началось мое «принятие» диагноза.

Мне сказали: «Про половые связи вообще забудь. С этим что-то надо делать. Но сюда больше не приходи».

Я всё рассказал своему «соигольнику», с кем совместно употреблял наркотики. А он сказал, что ВИЧа вообще не существует. В знак этого мы укололись, воспользовавшись одной иглой на двоих. Моя жизнь продолжалась как и прежде.

В 2013 году я дошел до своего дна, начал искать помощь, и впервые отправился на реабилитацию. Там познакомился с девушкой, у нас завязались отношения, и через 7 месяцев мы вместе покинули реабилитационный центр. Про свой статус я сказал ей сразу, она приняла это спокойно. Первые месяцы денег и наркотика было достаточно, мы могли себе позволить героин. Со временем пришлось перейти на более дешевый и доступный вариант – соли. Через полгода девушка умерла от воспаления легких. После её смерти я продолжил употреблять, но через некоторое время понял, что если не остановлюсь, то умру. Снова обратился за помощью и поехал на реабилитацию. В этот раз на 10 месяцев. Каким-то чудом я стал мыслить по-новому, появилась благодарность за то, что я просто жив.

Меня спрашивали о том, что я буду делать после реабилитации, кем я себя вижу в будущем? Единственная идея, которая пришла мне в голову – стать равным консультантом. Мне рассказали, что мозг – это мышца, и её можно качать посредством глицина и чтения книг. Книг было не много. Но в каждой, которая попадала мне в руки, я видел - эта книга для применения. Появились первые цели: я решил, что в течение года стану равным консультантом. И я им стал.

На моей первой смене из центра убежали три человека. Это был коммерческий центр, и в нём люди находились по принуждению. Естественно, потеря трех человек не прошла для меня бесследно. Я не задержался в этом центре.

Позже меня пригласили в другой центр пройти программу социальной адаптации для тех, кто выходит из закрытых учреждений. В этом центре в меня поверили, я стал консультантом и проработал в нём около года. В это время я зарабатывал немного денег, но мне хватало, чтобы помимо досуга еще вкладывать в свое развитие. Я много учился, старался посещать различные тренинги, семинары. Хотел стать узнаваемым специалистом в своей сфере. На одной из школ для равных консультантов я узнал, что среди нас будет проходить конкурс. И сразу же загорелся желанием победить. Стал готовиться. Мой друг фотограф помог снять крутой видео ролик. Мы очень старались и проделали большую работу. Однако конкурс я не выиграл. Но важнее было то, что меня заметили. В жюри конкурса была Татьяна Сагидулина из Гуманитарного проекта. Она обратила на меня внимание и через какое-то время пригласила принять участие в тренинге для равных консультантов по ВИЧ. Я был удивлен, что участие было бесплатным, так как раньше я всегда платил за подобное обучение. Так я начал просвещаться в теме ВИЧ. Это был 2015 год, в скором времени начал принимать терапию и посещать группу взаимопомощи «Остров».

Работа с зависимыми людьми никуда не уходила, на этот счет у меня сформировался свой подход. Я четко понимал, что позиция коммерческих реабилитационных центров: удерживать людей и вбивать им что они наркоманы — не работает. Необходимо взращивать личность и мотивировать человека – это то, что сработало со мной. Но я очень болезненно воспринимал, когда люди от этого отказывались, убегали, уходили, кто-то даже умирал. Я сильно переживал, но со временем это прошло.

Дима, какие ключевые цели у консультанта, работающего с наркозависимостью?

Во-первых, быть личным примером и оставаться чистым. Во-вторых, делиться тем, что знаю сам, мне это помогало. И самое главное – не навязывать, не принуждать и не осуждать выбор человек.

А где ты сейчас работаешь?

Я работаю в государственном наркологическом диспансере и в общественной организации «Гуманитарный проект».

Насколько твоя нынешняя работа отличается от работы в коммерческом реабилитационном центре?

Это другой уровень, и многие люди сами мотивированы пройти реабилитацию, потому что карательная система наркополитики настоятельно «рекомендует» им пройти лечение. Выбор у людей такой: либо сидеть в тюрьме, либо лечиться. И некоторых людей можно мотивировать к тому, чтобы они оставались чистыми.

Работать проще, потому что есть должностная инструкция, которую мне нужно выполнять. Плюс мое второе качество - специфика на ВИЧ-инфекции дает мне эту уникальность. Кроме меня мало кто делает то, что делаю я.

Расскажи про работу в Гуманитарном проекте (ГП)? Что произошло после тренинга, на который тебя пригласили?

Легендарные тренеры Гуманитарного проекта: Надежда Василец, Таня Сагидулина и Оля Аврукина сделали очень интересный ход. Они принесли несколько справочников, немного раздаточного материала и сказали, что подарят их тем, кто отличится на тренинге. Остальные желающие могут прийти в офис и получить их там. Я не оказался в числе отличившихся. А когда я пришел в офис Гуманитарного проекта и увидел эту атмосферу внутри организации, мне захотелось остаться и работать с ними. Было ощущение, что я прикоснулся к чему-то легендарному.

В первый раз я работал с ГП в передвижном пункте тестирования. Там впервые сообщил человеку о положительном результате теста на ВИЧ. Со мной в паре была Таня, она направляла и координировала мою работу. Дежурство на телефоне горячей линии стало стартапом к тому, чтобы оттачивать навыки равного консультирования. Сейчас я работаю координатором работы с реабилитационными центрами в проекте «Позитивные стратегии».  

А в чем заключается твоя работа с реабилитационными центрами?

Проведение лекций, тестирование, консультирование и сопровождение. Обучение консультантов тому, как следует информировать о ВИЧ.

На твой взгляд, как у вас складываются взаимоотношения?

Довольно хорошо. Единственная сложность, это то, что в ребцентрах работают люди с зависимостью, а они не всегда обязательные. Не все договоренности удается реализовать сразу и в условленные сроки. Тем не менее отношения складываются дружественные.

С какими сложностями ты сталкиваешься в консультировании?

Непринятие: непринятие диагноза, непринятие своей зависимости. Сложно убеждать людей. Есть моя внутренняя сложность, связанная с тем, что лишь небольшое количество обученных нами равных консультантов, хотят помогать людям. То есть я не понимаю, как можно этого не хотеть. Ну и конечно же эмоциональное выгорание. От этого никто не застрахован.

Что помогает тебе восстанавливать силы?

Самый действенный инструмент для меня – это семья. Я прихожу домой, обнимаю жену, отключаюсь и забываю обо всех сложностях. Ещё хобби. Недавно в мою жизнь вернулись барабаны. Пока не было барабанов, это были техно рэйвы, дискотеки – где есть громкая музыка, можно выплескивать свои эмоции. Но с появлением семьи техно рэйвы отошли. Стал домашний. (Смеется).

Так же в моей жизни появился термин «эмоциональная дистанция». Я стараюсь не пускать в себя глубоко клиентов. При этом у меня есть эмоциональный отклик, я заинтересован, чтобы помочь. Есть группа поддержки, есть супервизии, которые тоже помогают. Словом, справляюсь всеми доступными инструментами.

Что тебе больше всего нравится в твоей работе?

Мне нравится быть полезным. Мое участие в том, чтобы сделать мир чуточку добрее и лучше. Если бы в моей жизни двенадцать лет назад появился такой человек, каким являюсь я сейчас, то многих последствий я мог бы избежать.

Есть вещи, которыми ты гордишься?

Конечно. Я горжусь своей семьей. И еще горжусь тем, что мы вместе с супругой занимаемся одним делом, думаем одинаково, стремимся к единой цели.

Самый лучший отдых для тебя?

Отдых на Алтае с семьей. За всю свою жизнь я провел там чуть больше суток, но мне хочется туда вернуться.

Твоё жизненное кредо?

Лучше быть, чем казаться.

О себе в трех предложениях

Дмитрий Народнев, в первую очередь, специалист в своей сфере.

Дмитрий Народнев — это помощь и поддержка.

Дмитрий Народнев – счастлив. (Смеется)

Кому бы ты хотел сделать послание в своем интервью? И что бы ты хотел сказать?

Людям, которые в начале своего пути сталкиваются с принятием. Для них важно сказать: не всё потеряно, и есть две новости: хорошая и плохая. Плохая новость в том, что это случилось. А хорошая – в том, что теперь у вас есть друзья.  

 

В ходе подготовки интервью, стало известно, что Дмитрий прошел в финал новосибирской городской премии «Признание года», в номинации «Заживём». Чтобы поддержать Дмитрия, пройдите по ссылкам ниже, внимательно читайте правила и голосуйте. 

Ссылка для входа с компьютера. Ссылка для входа с мобильных устройств.



Автор: Лилия Тен
Фото: EECAAC 2018

Поділитися в соцмережах